Главная » Интервью » Интервью Ксении Собчак Владимиру Познеру

Интервью Ксении Собчак Владимиру Познеру

Ксения Собчак: Владимир Владимирович, скоро Новый год. Я исходила из той речи, которую я услышала в большом зале Филармонии в Питере, что на Первый канал попасть к вам в программу у меня шансов нет, потому что я в черном списке. Я всегда мечтала, чтобы вы у меня взяли небольшое интервью.

Владимир Познер: Небольшое?

Ксения Собчак: Если захотите большое, то я буду только счастлива. И я подумала, может, я наберусь наглости, я известна этим своим качеством, перед Новым годом и попрошу у вас, как у Деда Мороза, сделать такой мне подарок. Тогда в нашей программе попрошу вас задать мне какие-то вопросы, если вы не сочтете это наглостью.

Владимир Познер: Хорошо. Я вам скажу в ответ, что я давно хотел брать у вас интервью, поскольку мы с вами говорим откровенно, то некоторая скандальность вашей личности и некоторые крайности ваших политических высказываний или социальных высказываний делало появление ваше на федеральных каналах вообще, на Первом канале в отдельности, сложным. Не невозможным, но сложным. Мне говорили: «Давайте чуть-чуть подождем». Так что я давно хотел брать у вас интервью. Я все еще надеюсь, что я смогу пригласить вас на Первый канал в программу «Познер» и что вы не откажете мне. Сейчас я буду с удовольствием задавать вам вопросы, у меня есть к вам вопросы. Но это будут не те же вопросы, конечно, что тогда.

Собчак: Я думаю, что такой человек, как вы точно сможет придумать другие вопросы, если до этого дойдет дело. Давайте, единственное попрошу вас поменяться местами. Это, правда, новогодний подарок – Владимир Познер эксплуатируется в программе «Собчак живьем».

Познер: Это программа не «Познер», но это «Собчак живьем» с некоторыми изменениями. Я беру интервью у Ксении Собчак на Дожде. Кстати говоря, когда во время пресс-конференции президента Песков сказал: канал Дождь, Ксения Собчак. Вот то, что он назвал канал Дождь, это как-то на вас произвело какое-то впечатление?

Собчак: Я сразу внутренне собралась и порадовалась, что сейчас будет возможность спросить то, что я хотела. Чуть-чуть мне резануло слух, что это был не телеканал, а именно канал Дождь. Это было как-то, на мой взгляд, сказано с каким-то отношением, но мне настолько было радостно от того, что у меня будет возможность спросить президента о том, что мне казалось важным, что это не имело какого-то большого эффекта. Мне, скорее, было страшно, когда была эта, как я понимаю, шутка «Зачем ты ей дал слово?», я побоялась, что у меня не будет возможности еще продолжить вопрос.

Познер: Правда? Мне, как раз, наоборот казалось, что когда шутка пошла – значит все совсем в порядке. И, более того, конечно была договоренность, совершенно очевидно. Песков не мог по собственной инициативе задать вам вопрос, понимая, конечно, что вы зададите крайне неприятный вопрос, что бы вы ни спросили.

Собчак: То есть, вы думаете, что он согласовывал конкретно меня с президентом?

Познер: Я в этом убежден. И, более того, когда он сказал: «Канал Дождь», я подумал: может быть, это намек на то, что как-то в отношении Дождя что-то может чуть-чуть поменяться. Ну, посмотрим. Скажите мне, пожалуйста, вы – холодный человек?

Собчак: Хороший вопрос какой. Мне кажется, что я холодный человек, хотя, мои близкие говорят иные вещи. Но если вы спрашиваете меня, то мне кажется, что да.

Познер: Мне тоже так кажется, поэтому я вас спрашиваю, что вы холодный человек. Это с детства вы такая или вы стали такой? Вы помните, когда-нибудь думали? Или это так, просто возникло у меня, и вы задумались?

Собчак: Я, конечно, думала на эту тему в связи с какими-то другими своими недостатками. Скорее, я это определяю как некую такую, знаете, когда закрывается какая-то у тебя эмоциональная штука внутри, и ты не позволяешь себе это открывать, потому что тебе кажется, что это очень страшно. И, условно, эти качества открываются, действительно, очень редко и очень близким людям. И это происходит не потому, что я вот так держу в себе, а на самом деле я другой человек. Это, скорее, такая мышца, она сама сжатая, и я не могу ее разжать без полного доверия и ощущения безопасности. Это, наверное, с детства. У меня, действительно, в этом смысле в семье были сложности, когда я была маленькая. Наверное, с этого времени это так стало происходить. Я думаю, что это с детства.

Познер: Много лет тому назад мы с вами оказались в одном самолете. Я никогда не пользуюсь VIPом по нескольким причинам. Одна из них, как это вам ни покажется странным, мне неудобно, я вообще не люблю VIP, терпеть не могу. А второе – там еще хуже, чем в других местах. Пока твой чемодан принесут – уже все давно ушли. Но каких-то людей ожидали в VIPе, и был список, а вас в этом списке не было, но вы считали, что вы должны быть. И я очень хорошо помню, как вы накинулись на эту несчастную женщину, которая держала эту табличку – она-то ведь ни при чем, и, топнув ножкой, сказали: «Да вы знаете, кто я?». И я просто подумал: «Ну…». Так вы что, о себе такого мнения? Кто вы?

Собчак: Нет, мне кажется, это связано не с мнением. Я действительно всегда пользуюсь…мне ужасно не нравится это слово VIP – это правда, что оно ужасное, но я всегда пользуюсь этой услугой и не скрываю. Я всегда это писала, даже когда фотографирую каких-то депутатов, всегда выкладываю, просто потому что мне так удобнее. Объясню кратко, почему. Я всегда куда-то еду часто после аэропорта, и я как раз наоборот, не забираю багаж, а мой водитель остается в аэропорту и забирает его. Это экономит примерно полчаса времени, потому что пока ты проходишь паспортный контроль, и если ты сам ждешь багаж – это отнимает лишние полчаса. Мне заплатить лишние деньги – это услуга платная, официальная – мне легче, чем, условно, его ожидать.

Я не помню конкретно этой ситуации, но я, зная себя, исхожу из того, что, наверняка, именно так и было. Наверное, это было связано с тем, что в какой-то момент времени со мной работала девочка-помощница, которая не могла выстроить логистику, я, собственно, потом с ней рассталась. И я, наверное, была обескуражена тем, что я заплатила деньги, мое имя, соответственно, должно было быть в списке, меня встречали, но этого не произошло. Наверное, реакция моя была чересчур эмоциональной, но когда ты куда-то летишь, не спишь, и потом у тебя утром опять какие-то съемки, наверное, я так чрезмерно отреагировала, хотя, еще раз говорю, это неправильно, и моя такая вспыльчивость мне много раз в жизни мешала. Это не связано с тем, что кто я, и что меня должны куда-то пускать. Это связано, скорее, с тем, что должно быть мое имя в списке, почему его нет, вы что, не знаете, моя фамилия Собчак, посмотрите, где там это у вас все. Я не думаю, что это имело контекст, что…У меня нет мнения, что меня должны бесплатно пускать в любой VIP.

Познер: Нет. Но у вас есть ощущение, что вы – Ксения Собчак, и прошу это иметь в виду?

Собчак: Ну, смотря, в каком контексте. В контексте того, что я заработала какие-то деньги, заработала их честным трудом, и у меня нет никакого оставленного мне наследства или чужих денег. Это, собственно, то, что я сделала, этот небольшой бизнес, который я построила, те корпоративы, которые я веду за хорошие суммы – это то, чем я горжусь, и это мои деньги. Я, естественно, считаю, что за эти заработанные деньги я имею право получать определенного качества сервис. Я считаю, что это в абсолютно капиталистическом мире дает мне право требовать, что если я прихожу, условно, в хороший ресторан и готова платить дорого, понимая, что мне сложно было эти деньги зарабатывать, ездить по всем селам и весям, чтобы работать на каких-то корпоративных мероприятиях, то я хочу, чтобы вода в этом стакане была не из-под крана, чтобы стакан был без кусочков стекла и так далее. Я требовательна к другим людям, но я горжусь тем, что я требовательна и к себе в том числе. Я – самый большой критик себя самой, как мне кажется.

Познер: А за что вы себя критикуете больше всего?

Собчак: За несдержанность, за излишнюю эмоциональность, за грубость каких-то моих высказываний и неумение остановиться до того, как из меня выпрыгивает грубое слово или грубая шутка, иногда даже за какое-то хамство. Такого тоже в моей жизни, к сожалению, было много. Но обиднее мне, когда я проявляю какое-то малодушие в чем-то, тогда мне очень не по себе становится, я всегда стараюсь это компенсировать.

Познер: Вы себя считаете журналистом?

Собчак: Да.

Познер: Тогда что такое журналист?

Собчак: Журналист – это человек, который рассказывает своей аудитории о тех событиях, которые происходят, старается быть объективным. Но в моем случае, я – интервьюер, я беру интервью, и мне именно эта часть моей профессии нравится, я стараюсь к своим интервью честно готовиться, находить какие-то интересные вещи, связанные с профессией, деятельностью того или иного человека, и задавать ему те вопросы, которые могли бы быть интересны моей аудитории. Я всегда стараюсь думать не о том, что интересно мне об этом человеке.

Собчак: Журналист – это человек, который рассказывает своей аудитории о тех событиях, которые происходят, старается быть объективным. Но в моем случае, я – интервьюер, я беру интервью, и мне именно эта часть моей профессии нравится, я стараюсь к своим интервью честно готовиться, находить какие-то интересные вещи, связанные с профессией, деятельностью того или иного человека, и задавать ему те вопросы, которые могли бы быть интересны моей аудитории. Я всегда стараюсь думать не о том, что интересно мне об этом человеке.

Собчак: Я всегда стараюсь думать не о том, что интересно мне об этом человеке, а то, что бы спросила я, находясь по ту сторону экрана, что будет интересно моим зрителям, которые будут смотреть то или иное интервью.

Познер: Вы же ведь по образованию не журналист?

Собчак: Нет.

Познер: А вы кто по образованию?

Собчак: Я – специалист по международным отношениям.

Познер: МГИМО?

Собчак: Да, МГИМО, специалист по международным отношениям, и магистратуру я заканчивала по специальности политолог.

Познер: А когда вы поняли, что вы хотите заниматься журналистикой, и как это произошло?

Собчак: Это произошло лет 7-8 назад, когда меня Николай Усков пригласил работать в журнал «GQ», и мы стали делать интервью с Ксенией Соколовой. И я очень благодарна и Коле, и Ксюше, потому что это очень сильно повлияло на всю мою жизнь. Я до этого занималась только развлекательным телевидением, меня вполне это устраивало, мне это было интересно, мне это нравилось и так далее. И я открыла для себя какой-то совершенно новый мир, новых людей, новый интерес, который постепенно стал превращаться в какой-то такой оформившийся интерес и желание этим заниматься.

Познер: Вы говорите: 7-8 лет тому назад. До этого вообще вас политика сколько-нибудь захватывала? 10 лет тому назад, 15 лет тому назад, или она возникла в какой-то момент в большей степени, и помните ли вы это?

Собчак: У меня с политикой сложные отношения, потому что в моем детском восприятии, когда я была совсем девочкой, мне было 7-8 лет, именно на этот мой возраст пришлись такие политические перемены в нашей стране и папино активное участие в политической жизни. И в моем, тогда еще совсем детском восприятии, политика – это было какое-то такое занятие, которое украло у меня папу. Я относилась к этому очень негативно, потому что в моем видении мира была семья: был папа, была мама, были игрушки, были наши походы куда-то в субботу-воскресенье. А потом вдруг в какой-то момент, необъяснимый для меня, очереди людей у нашей квартиры, все с какими-то просьбами, советами. Вот, известный юрист Собчак из Ленинграда – люди приезжали не только из города, а из разных уголков страны, чтобы он дал какой-то юридический совет и какую-то консультацию. И это было началом конца моей нормальной детской жизни, поэтому к политике очень долгое время у меня не было ни интереса, ни вообще желания как-то с этим соприкасаться, потому что для меня это было что-то, что отнимало у меня очень важную часть моей жизни.

Познер: Но был момент, когда все-таки вы в это вернулись или вошли? Вы помните, когда это было? И почему?

Собчак: Интересоваться политикой я начала, когда я стала заниматься нашими первыми интервью в «GQ». Может быть, чуть раньше. Но начиная, наверное, с нулевых годов, когда я пошла в первый раз голосовать, я голосовала тогда за Путина, и делала это абсолютно осознанно, мне казалось, что это такой правильный выбор, и тогда я начала интересоваться. Но это постепенный был процесс, я не могу сказать, что это была какая-то одна точка.

Познер: Понимаю. Кто еще баллотировался тогда, когда вы голосовали за Путина?

Собчак: Зюганов, Жириновский

Познер: А если бы сейчас опять, вы бы опять, наверное, голосовали за Путина?

Собчак: Нет.

Познер: За Жириновского?

Собчак: Нет.

Познер: Ну, тогда за Зюганова?

Собчак: Я голосовала на прошлых выборах, и я голосовала за Прохорова.

Познер: А, это другой разговор, конечно. Это я понимаю прекрасно. Но из тех трех, которые тогда были, вероятно, вы все равно остаетесь…

Собчак: Нет, я в тот момент…кстати, по-моему, там еще был Явлинский. Может быть, сейчас я бы проголосовала за Явлинского.

Познер: А тогда – нет?

Собчак: В той ситуации, когда ты знаешь что-то вперед и себя. В тот момент мне не казалось, что мы придем к той ситуации, к которой мы пришли сейчас.

Познер: Вы себя считаете демократом?

Собчак: Я, безусловно, человек демократических убеждений. Демократ и демократические убеждения…

Познер: Это не одно и то же?

Собчак: Ну, скажем так, я – человек демократических убеждений. Я бы так сформулировала.

Познер: Когда я интервьюировал Ельцина, который был тогда в опале, и его спросил, демократ ли он, он ответил мне: «Конечно, нет. Вы знаете, в какой стране я родился и вырос? Вы знаете, членом какой партии я был в течение своей жизни. Как я могу быть демократом? Может быть, общаясь с настоящими демократами, я чему-то научусь. Но, конечно, я не демократ». Я должен сказать, что его ответ меня поразил. Во-первых, это умный ответ и, во-вторых, довольно-таки откровенный. И поэтому я вас спрашиваю, потому что вообще даже среди самых называемых либеральных, прогрессивных людей я крайне редко встречаю демократов.

Собчак: Именно поэтому, Владимир Владимирович, вы обратили внимание, что я сказала: «Я считаю себя человеком демократических убеждений». Все-таки, сказать, что я демократ – это взять слишком много на себя, поэтому я формулирую это иначе, и свой ответ вам дала. С другой стороны, в отличие от Бориса Николаевича, я горжусь тем, что я никогда не участвовала ни в какой партии, не была членом «Единой России», хотя мне это предлагали, не участвовала в каких-то кампаниях официальных в поддержку того или иного кандидата. Я могла высказывать свое мнение, кто мне нравится, например, в тот момент я поддержала Прохорова, но лично. Я не была в его штабе. И тоже объяснила, почему на тот момент мне казалось, что это правильно. Но в этом смысле я никогда политически не была ничем этим замазана, хотя у меня было много в разные моменты жизни таких предложений и шансов. И этим я горжусь. Я считаю, что в современной России, еще и с моим каким-то бэкграундом и популярностью, это чего-то да стоит.

Познер: Скажите, пожалуйста, вы – верующий человек?

Собчак: Я – верующий человек, но я не религиозный. Моя система веры в какие-то вещи, большие, чем человек, не связана с той или иной религией.

Познер: У вас есть какое-то отношение к тому, что происходит в России сейчас с Русской православной церковью, положения ее и так далее?

Собчак: У меня есть к этому отношение.

Познер: Какое?

Собчак: Негативное. Я могу это расшифровать, но в целом я считаю, что происходит очевидное сращивание государства и церкви. Происходит оно не сегодня, мне кажется, это был такой долгий путь, и обвинять в этом можно не только нынешнюю власть, а, условно, и до Петра Первого, но, как результат, я считаю, что это губительно для всей страны, потому что в ситуации, когда и так очень мало моральных авторитетов, когда церковь ведет себя и, главное, что первые люди церкви ведут себя тем или иным образом, неприемлемым, как мне кажется, для людей такого сана – это неправильно.

Познер: Я вам задам еще два серьезных вопроса. Считаете ли вы, что демократия возможна в принципе в России? Я спрашиваю вас, потому что люди вполне умные и совсем не реакционных взглядов вроде бы категорически отрицают эту возможность.

Собчак: Я знаю эту точку зрения, я абсолютно уверена в том, что демократия возможна в России, возможна в любой стране с любой культурой, неважно, будь это исламская культура, будь это православная культура, будь это даже на сегодняшний момент абсолютно закрытое государство. Я – человек, который полностью убежден в том, что системный подход к чему бы то ни было, он всегда побеждает. Для меня демократия – это, прежде всего, демократические институты. И система, которая сама по себе, если она выстроена правильным и четким образом, будет работать таким образом, что люди внутри этой системы начнут меняться и принимать другие правила игры. Соответственно, я – человек, разделяющий системный подход к чему бы то ни было: к бизнесу, политическому строю, к любой вещи, нужно это выстроить, и тогда сама система будет заниматься самоочищением.

Познер: Считаете ли вы, что демократия неизбежна в России?

Собчак: Нет, я так не считаю, потому что эту систему нужно построить. Этот мой самый нелюбимый вопрос: «Если не Путин, то кто?» говорит о том, что люди не понимают принцип системного подхода. Системный подход заключается в том, что ты говоришь. Вот есть ключевые вещи, которые выстраиваются в демократическую систему: сменяемость власти, разделение властей, независимые суды, огромное количество демократических институтов работающих. Если это выстроить, то тогда на демократию способна абсолютно любая страна. Люди везде одинаковые в этом смысле.

Познер: Что вы скажете на ту точку зрения, что русский народ просто не готов к этому? Что он не готов, например, выбирать, он не понимает, как это делать, и надо, чтобы кто-то за него решал этот вопрос, пока он не дорастет до некоего уровня.

Собчак: Мне эта точка зрения отвратительна. Я считаю, что, занимая ее, люди занимаются пораженчеством и пытаются каким-то образом высокомерно встать над населением, над народом, считая себя умнее и выше народа. Я считаю, что люди разберутся. И даже если они вначале выберут какого-то не самого достойного человека, скажем так, если система будет продолжать работать, то через 4 года она сама очистится, и дальше будет другой человек. И эта система важнее.

Познер: То есть можно ли сказать так, что человек не научится плавать, пока не попадет в воду?

Собчак: Да.

Познер: Что вы хотели бы получить на Новый Год?

Собчак: Что я хотела – я уже получила. Я хотела получить вас.

Познер: Примите мои поздравления, я очень надеюсь увидеть вас в своем эфире. Я, в отличие от вас, человек не холодный совсем, и от всей души желаю вам удачи и вообще, чтобы вам было хорошо.

Собчак: Спасибо вам большое. С Новым Годом вас наступающим.

Дорогие друзья! Рады вам сообщить, что теперь официальный аккаунт «Познер Online» появился и в социальной сети нового поколения «Sola». Регистрируйтесь, зарабатывайте на своих публикациях и подписывайтесь на нас: будет интересно - ссылка

27 комментариев

  1. Leonard Frantsuzov

    Один интервьюер будет брать интервью у другого. Занимательно. (Предстоящее интервью Ксении Собчак Владимиру Познеру 1 января 2015 года).

  2. Алла Ефимова

    Кто меньше всего интересен — это Собчак. Дом-2 мне интересен, как психологу, а Собчак — нет.

    • Tatiana Pashkovskaya

      «Пастернака не читал, но осуждаю»

      • Алла Ефимова

        Собчак знаю наизусть. Поэтому и неинтересна.

      • Лапидус №3

        Пастернака, можно и не читать. Мало ли кому что нравится. Но Пастернака можно уважать за то, что его готовы были осуждать и те, кто его не читал, лишь бы зализать мягкое место власти, чтобы оно еще и блестело и сияло. А Собчак…. ну, явно не Пастернак. У девочки такой же комплекс, как и у ее любимого и гениального руководителя. И она выбрала самый лучший вариант быть на виду. Надо отдать должное, у нее хорошо получается. Поэтому и она работает опозиционером. Она неинтересна. Даже этот…. который «Хирург», был интересен, потому, что он показывал себя таким, как он есть и Познер смог нам его показать. При этом оба служат одному хозяину. Тот не притворяется. А Собчак…. Пустое место умеющее отлично говорить….

        • Tatiana Pashkovskaya

          Кто ясно мыслит, тот ясно выражается. Ежедневно вижу подтверждение этому правилу, общаясь со студентами в вузе. С Собчак можно не соглашаться, имеете право. Но в отличном образовании ей никак не откажешь.

          • Лапидус №3

            Уважаемая Татьяна. Позвольте высказать свою мысль. Во-первых не всегда кто ясно мыслит. может ясно выражаться. Пример тому Сахаров. Человек, который просчитал водородную бомбу, мыслил настолько хорошо, что он осознавал преступность страны, которая ворвалась в Афганистан и т.д. но он совершенно не мог свои мысли донести на окружающих. Ну кто может отказать Собчак с наличии хорошего образования? Но и наличие образование не есть аргумент в пользу наличия тонкого ума, уж не говоря ничего о том, чтобы имеет основание нести людям философские мысли. А о культуре я уж ничего не скажу. Она в принципе очень образованная хабалка. С грязным ( в смысле мыслей) ртом и отсталым умом ( но хорошо образованным) который не может ей помочь найти другой путь для самоутверждения. Хотя, у нее есть один плюс- она признает, что она таким поведением подавляет в себе комплекс от своей внешности. Ибо красивая и умело используемая косметика рано или поздно смывается в душе и правду начинает говорить зеркало…

      • Алла Ефимова

        Собчак, далеко до Пастернака. Но слушала ее частенько и моральные принципы ее не одобряю.

  3. первого января я думаю всем параллельно будет…

  4. а можно текстовую версию интервью здесь опубликовать? было бы интересно прочитать

  5. валентина

    Молодец,девочка, ты сумела раскрыть всю суть этого человеко-журналиста

  6. Восхищаюсь ВП!

  7. Котище Морской

    Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович ! Какой интерес может вызывать и интервью с потрясающе НЕ откровенным человеком на мой взгляд

  8. Владимир Калюжный

    Познер, как всегда, на высоте. Про Собчак хочется сказать: а король то голый.

  9. Tatiana Pashkovskaya

    Ох, Ксения, Вы так любите Владимира Владимировича!
    Вас можно понять, конечно. Но именно поэтому мы не увидели той Ксении Собчак, которая на голову выше собеседника и блестяще формулирует свои мысли от имени «поколения тридцатилетних» и требует «цивилизационных изменений» от власти. Вспомните, как Вы парировали любой вопрос Шевченко и Минаева на интернет TV. Пиетет перед профессионализмом Познера, особенно в начале интервью, превратил Ксению в студентку-отличницу на экзамене.

  10. Андрей Беляев

    Мне так показалось, что Ксения этим поступком просто решила, используя авторитет Владимира Владимировича, оправдаться в своих поступках, которые она совершила за определенное время. Выглядит как попытка «обелить» себя. Мне кажется, что во многом, если не во всем, говорит словами Владимира Владимировича. Пытается как бы сыграть в хорошую девочку, не переча, но соглашаясь. Говорить то, что Владимир Владимирович хочет услышать. Мне кажется, что я догадываюсь для чего она это делает. Мне так кажется, эта попытка предпринята именно для того, чтобы перейти в «более верхние круги», куда она после всех своих «жизненных катаклизмов» перейти не могла, либо её туда не особо пускали. По моему вышло как-то так. Не думаю, что Владимир Владимирович будет так же заигрывать с Ксюшей в своей программе, если она когда-нибудь состоится. Надеюсь на это.

  11. Vitaliy Polikarpov

    Познер — красавчег))).. Собчак — пустышка…

  12. Андрей Данилов

    Впустую потратили драгоценное время, Владимир Владимирович. Интервью с неискренним, высокомерным человеком. Зачем? Ведь и так ясно что «пусто-пусто».

  13. Серега

    Один вопрос возникает .Зачем ЭТО Владимиру Владимировичу?
    Не могу для себя найти ответ.
    Все вроде прилично,но неприятный осадочек остался.

  14. Олег Литвишко

    Прочитал это интервью — наоборот, просмотрел несколько передач «Собчак живьем» и не могу понять: Ксения глупа, или осознанно лукавит, не наполняя никаким смыслом расхожие штампы (системный подход, демократия, свобода слова и т.д.) или она в ти штампы верит, не отдавая себе отчета что ни значат? А вообще все свои интервью она подгоняет под ответ — с этой властью ничего путного не будет, уже край, пора ломать.

  15. Олег Литвишко

    ВВ Познер очень часто повторяет, что он вовремя осознал, что делает плохо, занимаясь советской пропагандой и остановился. Теперь он поменял свои взгляды на западно демократические. Теперь он не совершает той же ошибки!? Теперь он многих спрашивает: Вы демократ? Владимир Владимирович, вы на самом деле хотите получить осмысленный ответ на такой вопрос? Тогда, хотя бы, поясните в каком смысле вы употребляете слово демократ. Я, на вскидку, могу вложить в него три не связанных между собой смысла, в зависимости от того о чем идет речь. А вы о чем? О приверженце государственной демократической инфраструктуры (разделение властей, многопартийность, свободные выборы) или о приверженце демократических ценностей (свобода слова, права человека и пр) или о человеке, который управляя чем-то организует систему коллективного принятия решений или … Вот хотелось бы, хоть раз от вас услышать ответ на ваш же вопрос: Вы демократ?. Понятно, что вы да, демократ, но вот дальше…

  16. Олег Литвишко

    Лукавство, назовем это мягко, — это крест всех публичных людей, а журналистов особенно. Они, конечно, прикрывают это тем, что им надо освещать все стороны жизни, но это так легко перерастает в то, что журналисты вынуждены изображать из себя нечто в личных интересах или, как минимум, в интересах рейтинга.
    Что касается К. Собчак, то она достаточно некультурна и безграмотна, не образована (я не о дипломе). Она постоянно должна быть в образе «хорошей и умной» девочки, чтобы иметь возможность принимать у себя в программе кого-то выше среднего. У нее это получается неплохо, но если вслушиваться в ее рассуждения, а, особенно вопросы, которые она задает, то вы поймете, что за фразеологией скрывается, вполне себе, серость и однобокость.
    Что касается В.В.Познера, то мне его немного жаль. Он вынужден разрываться между родным Западом (системой взглядов, на журналистику в том числе) и тем, что принято у нас, а для него не чуждое. Ему, как американцу, невозможно в глаза сказать К.Собчак то, что он о ней думает и не приглашать к себе на передачу или не ходить на передачи к ней — доп эфирное время, рейтинги, правда жизни, свобода слова и пр, пр Ради этих утопий Владимир Владимирович вынужден наступать на свое мироощущение. Поэтому его и жалко, потому что чувствуется, что ему это доставляет душевные мучения, в отличие от подавляющего большинства российских журналистов, которым … в глаза — все божья роса.

  17. Vladimir Oleynik

    Владимир Владимирович, Ксения Собчак — человек пустой

  18. Надежда

    Господин Познер, вам не стыдно с серьезным видом задавать заискивающие вопросы о демократии этой аморальной особи, много лет занимавшейся растлением молодняка с телеэкрана? Она говорит о своих честно заработанных миллионах (вероятно, она имела ввиду в постели с миллиардерами, которые не захотели взять ее в жены). Извините, но я не понимаю каким образом может заработать миллион долларов в год великий ученый, врач, инженер? А Собчак, которая занимается тем, что материться, хамит и плюется с телеэкрана получает огромные гонорары. Воистину телевидению,больше не на что потратить деньги, кроме как на зарплату этой паразитирующей мерзости Собчак.

  19. Аннушка

    Зачем лишний раз пиарить Ксюшу,
    теперь уже дамочку, но все еще плохо воспитанную девочку?

  20. савиных михаил ильич

    Хм, пустой разговор.

  21. Аня Митякова

    Мне откровенно все равно, какое у нее прошлое, что и как она говорила ранее. Но в этом интервью она показала себя образованным, интересным человеком, со своей точкой зрения, которую она может обосновать.

Leave a Reply to Котище Морской Cancel reply

Новости партнеров