Горячие новости
Главная » Статьи » Владимир Познер: «Журналист — это не орудие пропаганды»

Владимир Познер: «Журналист — это не орудие пропаганды»

«Ко мне приехал 19-летний внук, немец. И говорит: «Вова (он так меня называет), а почему столб криво стоит?» - Он не понимает, а я понимаю. Поэтому я не буду снимать фильм о России: взгляд замылен», - ответил Владимир Познер на вопрос о его будущих фильмах. Как минимум спорное признание от человека, который знает цену слову и давно и неоспоримо признан лучшим интервьюером России, но мечтает о вопросе, который заставит задуматься его самого. Познер, по его словам, любит давать интервью, делает это охотно, но открыть Владимира Владимировича так, как ему это удается с отношении гостей, не может никто. Почему – вопрос риторический. Чтобы найти тот самый вопрос, докопаться до сути, собеседникам Познера придется многому учиться и многое узнавать о себе. И делать это непрерывно.

Владимир Познер в "Школе радио"

Встреча с Владимиром Познером - событие. Даже если вы случайно пересеклись в магазине. Без иронии - задумайтесь над теми вещами, о которых предпочитали не размышлять, которые казались вам менее важными, чем насущные проблемы суетных будней. У этого человека поразительный талант одним своим видом заставлять мозг шевелиться, поэтому случайно он в вашей жизни появиться не может. Школе Радио очень повезло - наша встреча с ним была запланирована: обсуждения и ожидания кипели на сайте школарадио.рф и в группе ВКонтакте.

Владимир Познер в "Школе радио"

Собрать воедино хаос драйва и эмоций, кажется, нет никаких шансов: полуторачасовой разговор с мастером слова пролетел, но закрепился в памяти бесценными цитатами Владимира Владимировича, каждая из которых - совет, напутствие и повод для размышлений о себе и профессии.

Владимир Познер в "Школе радио"

Владимир Познер заметил, что стать тем, кем он есть, ему помогли несколько вещей: "Успех - понятие субъективное, но раз вы спрашиваете про меня...Я не стал бы тем, кем стал, если бы не искал себя. Окончив биофак МГУ, я понимал, что не буду ученым, несмотря на давление родителей. Тогда меня интересовали переводы, я устроился работать к С.Я. Маршаку. Но позже понял, что и это не дело всей жизни. Искать. И стараться быть лучшим, первым. При этом понимая, что всегда быть таковым невозможно. Уметь проигрывать. Еще мне необходимо, чтобы в личной жизни все было хорошо. Необходимо любить. Успех в этом не менее важен для меня, чем успех в профессии";

Владимир Познер в "Школе радио"

Эрудит и интеллектуал, он с грустью говорит, что в России нет больше той самой интеллигенции, интеллигенции как прослойки, и не скрывает, что нынешние работники СМИ в большинстве своем не дотягивают до требований, предъявляемых профессией.

Владимир Познер в "Школе радио"

Ни по содержанию, ни по форме: "Меня расстраивает, что сейчас язык СМИ стал более скудным, бедным, что журналисты стали хуже говорить и писать. Откуда взялось это "восьмиста", "пятиста"? Почему сейчас пишут без знаков препинания или ставят их там, где они не нужны? Человек, который работает на радио, в печати, на ТВ, должен отлично владеть языком, должен быть эрудированным. А если мы говорим о жанре интервью (самом сложном, на мой взгляд, жанре), то здесь крайне важно понимать, что главный не ты, а твой гость. И задача интервьюера - раскрыть его, а не себя показать: "Смотрите, это я!". Нет, нужно уметь слушать и слышать";

Владимир Познер в "Школе радио"

После слова Мастера о том, что в стране не осталось неангажированных телеканалов (на центральном ТВ), студенты Школы Радио стали заметно серьезнее, потому что посыпались вопросы о долге и о том, как же остаться собой в профессии. "Я для себя твердо решил, что не хочу служить. Журналист - это не орудие пропаганды, профессиональный долг - говорить правду, не навязывая своего мнения. Сейчас на Центральном телевидении России не осталось неангажированных каналов. Конечно, это совсем не то, что было в Советском Союзе, но...".

Владимир Познер в "Школе радио"

Познер, со свойственной ему прямотой, отметил: "Мне было бы приятно, конечно, если бы приняли "Закон Познера". Немногие люди в этом мире могут похвастаться тем, что закон назван их именем, согласитесь? Но это бы был прецедент. Меня попросили извиниться за оговорку: формально "Государственная дура", конечно, оговорка. Я извинился. Но только за это", - твердо сказал Познер, и все задумались. Не знаю кто о чем, но воздух стал заряжен мыслями, зарождающимися, невысказанными, но прочувствованными. После паузы телеведущий добавил: " Я не знаю, что будет дальше, но, если честно, прогнозы у меня не самые оптимистичные. Все-таки уровень культуры снижается - не знаю, с чем это связано. Люди стали более поверхностными, как мне кажется, стали меньше читать. И эта тенденция видна во всем. Знаю, есть исключения, но что будет через 50-70 лет?"

На встрече с Владимиром Познером в "Школе радио"

Это к вопросу об интеллигенции, конечно, и к разговору о пути России, развернуто представленному в книге «Прощание с иллюзиями». Единственное, что сказать можно точно: если таких мыслящих, глубоких, мудрых и постоянно ищущих людей не будет в публичных профессиях, то через 50 лет мы будем говорить о силе, величии, победах и целях. Только это уже будет не разговор, а бессмысленный (и обессмысленный) набор букв под маской красивых, приглаженных и выверенных слов.

Владимир Познер в "Школе радио"

Автор: Катерина Рукавичникова

  • Анастасия Смурова

    Если интеллигенции в современной России нет, то кто же тогда все эти образованные, тонко чувствующие, переживающие за судьбу своей страны люди, которые меня окружают? 🙂

    • Тогда сначала нужно договориться о терминах.

    • люди одинаково зашоренные одинаковым образованием и воспитанием, застрявшие в тех же рамках самоопределений «цвета нации», дети тех кто развалил страну читая толстые журналы, одновременно кичась московской пропиской и мечтая о «настоящих» джинсах и дубленках. те кто «знает» как себя вести «в обществе». новая посредственность на излете пике самолюбования, когда все остальные уже поняли узость их «исключительности», а они сами еще нет.

  • Анастасия Смурова

    Добавлю еще кое-что.

    Не могу критиковать человека, писавшего статью, потому что довольно отвратительно критиковать то, в чем не разбираешься, но вот эти строчки мне кое-что напомнили:

    «Встреча с Владимиром Познером — событие. Даже если вы случайно
    пересеклись в магазине, задумайтесь. Без иронии — задумайтесь над теми
    вещами, о которых предпочитали не размышлять, которые казались вам менее
    важными, чем насущные проблемы суетных будней. Владимир Владимирович же
    не просто так лучший интервьюер России, у него поразительный талант
    одним своим видом заставлять мозг шевелиться, поэтому просто так он в
    вашей жизни появиться не может»

    Был такой фильм «Житие Брайана», снятый довольно известной творческой
    группой «Монти Пайтон», так вот, если кто-то его смотрел, то там за
    Мессию приняли парня, который, в общем-то, мимо проходил, долго его
    носили на руках, падали перед ним ниц, уверяли его, что он избранный,
    «Он точно избранный (the Chosen One), я следовал за парочкой таких!» Так вот, я ни в коем случае не хочу сказать, что Владимир Владимирович какой-то парень, который мимо проходил, я не могу кривить душой и прекрасно осознаю, насколько он действительно профессионал своего дела, и это восхищает меня безмерно. Но от этих, приведенных мной выше строчек вдруг отчетливо повеяло какой-то церковью пресвятого Владимира, в которой есть свой Мессия, чей взгляд, до этого ласкавший швабры в магазине, упадет на тебя и исцелит от всех болезней, сделает умным и красивым, а там, кто его знает, может и мертвого из могилы подымет. И да, того парня из фильма в конце концов распяли его же последователи, те, что падали перед ним на колени, но я не об этом, я о том, что уж больно «церковь» святого Владимира и попытки думать, к которым призывает сам, Владимир Владимирович разнятся по своим целям. В церкви не думают.

    Никого не хочу обидеть, по опыту знаю, что часто тексты уходят из-под контроля автора, и понимаю, что абзац смотрится красиво, но уж очень как-то… неправильно это здесь, наверное. Хотя опять же не мне судить. Пойду лучше в магазин, может там, среди лука, картошки и сменных мешков для пылесоса встретится мне Владимир Владимирович, и откроется мне истина, коей я еще не видала.

  • Paul

    Видеозапись есть?

  • журналист может быть орудием пропаганды. или орудием собственных однобоких взглядов. это реалии. независимый журнализм умер, надо это признать, помыть одеть и закопать этот труп с почестями. и начать уже заниматься поиском адекватных форм декларирования конфликта интересов, личной политической платформы и оплат полученных за конкретный материал. как это работает у других профессиональных сообществ, нашедших формы самоконтроля и самоочищения. на врачей посмотрите например. или на то как инсайдерство карается в финансах. безоружные люди в мариуполе выходили под пули с поднятыми руками крича — не террористы мы. их убила пресса! и все равно, те представители этой прессы кто претендует на статус «совести профессии» не озабачиваются нахождением форм самоконтроля, а только озабачиваются получением очков за личную «независимость». Кисилев был намного честнее — выбери стронону, заяви о ней публично и работай в поле прозрачности. вот это новая этика. не потому что эти люди «коррумпированы» и «ангажированны», а потому что они не хотят унижать публику враньем, признают наличие других мнений и уважают честный выбор противопожной стороны. а не врут сами себе и другим о личной способности быть обьективным. все мы лично потеряли эту способность. отражая истеричность и параноидальность нашего времени. потому что журналист это прежде всего тот кто отражает время. и в этом главная честность этой профессии.

Новости партнеров