Главная » Радио » Владимир Познер о ситуации вокруг телеканала ТВ-2

Владимир Познер о ситуации вокруг телеканала ТВ-2

А. СОЛОМИН: 15.06 в российской столице, мы начинаем программу «Дневной разворот» с историей вокруг томского телевидения ТВ-2, томского телеканала. Два слова, что произошло. Буквально месяц назад у них сломался… У связистов в Томске сломалась техническая трансляция, телевизионный передающий центр так называемый. И они не могли починить передатчик собственно который сломался, не отвечали на звонки, как нам вчера рассказал гендиректор компании, господин Аркадий Майофис. Теперь что происходит? К ним пришло предписание «Роскомнадзора». Если до завтра не будет починен передатчик, то отзывают лицензию у этого телеканала.

И. МЕРКУЛОВА: Потому, что вещания не происходит.

А. СОЛОМИН: Потому, что вещания не происходит, они за этим должны следить. На ремонт, как нам рассказал Аркадий Майофис, уйдет не меньше 2-х месяцев, им так сказали.

И. МЕРКУЛОВА: И в любом случае журналисты, как мне кажется, не причем в этой ситуации.

А. СОЛОМИН: У нас на связи Владимир Познер сейчас по телефону. Здравствуйте Владимир Владимирович…

В. ПОЗНЕР: Здравствуйте.

А. СОЛОМИН: Так, ну очень плохо сейчас слышно. Я надеюсь, что сейчас все поправят с телефонной связью.

И. МЕРКУЛОВА: Если вы не возражаете, мы перезвоним сейчас вам. Алло… Нет, сейчас мы будем еще раз набирать.

А. СОЛОМИН: Еще раз наберем Владимира Владимировича. Почему мы его вызваниваем? Потому, что он не только известный журналист и ведущий первого канала, но еще и бывший президент премии ТЭФИ. А у этой телекомпании ТВ-2… Просто на секундочку надо представить себе, ей 23 года. Это ровесник по сути дела «Эха Москвы», в 91-м году она начала вещание.

И. МЕРКУЛОВА: И за это время она заработала… Получила 22 награды ТЭФИ, и ТЭФИ-регион. Ну, вот Владимир Владимирович у нас опять на прямой связи. Алло, добрый день.

В. ПОЗНЕР: Добрый день.

А. СОЛОМИН: Вот, отлично слышно, здравствуйте.

В. ПОЗНЕР: Ну хорошо, здравствуйте.

И. МЕРКУЛОВА: Владимир Владимирович, мы вот как к человеку с именем к вам обращаемся. Во-первых что вы думаете об этой ситуации, и во-вторых, можно ли как-то помочь томским журналистам?

В. ПОЗНЕР: Ну, во-первых, ситуации в том по крайней мере как она изложена кажется мне абсолютно абсурдной. Люди не виноваты в том, что сломался передатчик. И потом, как можно отзывать лицензию за это, это вообще не понятно. Они же ничего не нарушают, никаких законов.

А. СОЛОМИН: Но они не выходят в эфир, говорит Роскомнадзор.

В. ПОЗНЕР: Что?

А. СОЛОМИН: Роскомнадзор говорит, что они не выходят в эфир, и этим…

И. МЕРКУЛОВА: У них частота конкурсная, и нужно соблюдать условия лицензии. А раз они не выходят в эфир, значит… Ну, то есть чисто формальные объяснения.

В. ПОЗНЕР: Это абсолютно формальное объяснение, оно на мой взгляд постыдное. На самом деле речь идет о том, что ТВ-2 действительно независимая телевизионная компания. Одна из немногих, которая еще существует. Она чрезвычайно высокого уровня, я говорю профессионально. Просто блистательная, я это говорю как человек знающий этот вопрос. Но кроме того, её независимость многих раздражает. Она не оппозиционная, она не (неразборчиво), она не контро, она за то, чтобы говорить то что есть, давая при этом слово людям, совершенно разных взглядов. Видимо это не устраивает Роскомнадзор, и еще кого-то, и они пытаются таким образом избавиться от ТВ-2, как в прочим последние так сказать, я бы сказал пожалуй полтора года, прослеживается вообще такое направленное действие на то, чтобы сузить поле возможности журналистам, быть журналистам. А стремление превратить журналиста в (неразборчиво), ну еще можно говорить так – в пропагандиста.

А. СОЛОМИН: Ну смотрите, Владимир Владимирович, эта ситуация, она может стать матрицей же по сути, для такого же точно лишения лицензии для других компаний. Потому, что у всех может накрыться передатчик, и не все быстро его починят. А есть определенное соглашение, конкурсная частота, и так далее.

В. ПОЗНЕР: Да, конечно. (Неразборчиво) я говорю, что это произошло. Но факт тот, что этот подход, сугубо формальный, пользоваться этим для того, чтобы избавиться от скажем так, неприятного для власти вещателя – это очень плохой признак, и к тому же очень опасный. С этим можно сделать только одно: это протестовать как можно громче.

И. МЕРКУЛОВА: Ну, вот в этой связи как раз то, о чем я спрашивала, что можно сделать для томских коллег. Ну, кроме того, что говорить об этом в эфире «Эха Москвы».

В. ПОЗНЕР: Ну, это не только для томских коллег. Ведь это вы знаете, как? Когда говорят: «Меня это не касается». Это сегодня не касается, а завтра коснется. Это напоминает мне вот этого знаменитого священника немецкого, который попал в концлагерь во время Гитлера, и когда вышел – написал книжку, в которой говорил вот, что. Что когда мы пришли за коммунистами я промолчал, потому, что я не коммунист. И когда пришли за евреями я промолчал потому, что и не еврей. А когда пришли за работниками профсоюза, я промолчал потому, что я не член профсоюза. Когда пришли за мной, уже некому было говорить. Поэтому действительно (неразборчиво). И поэтому (неразборчиво), и на разные голоса, но хором тем не менее, возвысило свой голос, и обратило на это внимание. Конечно для большинства россиян, что такое какая-то телевизионная станция в Томске? Коль скоро они не живут в Томске. Но люди должны понимать, что то, что в Томске происходит, произойдет и в Урюпинске, и где-то еще. И поэтому, нужно по этому поводу на мой взгляд, самым громким образом давать знать власти, что это терпеть такое положение нельзя.

И. МЕРКУЛОВА: Владимир Владимирович, а есть вообще говоря, кому протестовать?

В. ПОЗНЕР: Вот вы мне позвонили – я протестую. Я это говорю громко, внятно.

И. МЕРКУЛОВА: Вот ваш голос, наш голос, да? Кто-то еще есть?

В. ПОЗНЕР: (Неразборчиво) еще есть люди, которым звонить можно. Я же не единственный (неразборчиво), как вы прекрасно понимаете. И даже дело не в политическом взгляде, а в принципе. Понимаете, в принципе защита права иметь разные мнения. И это может вполне быть и какой-нибудь коммунист, это может быть кто угодно. Вопрос не в этом, а в принципе отношения к этому. Мне кажется, что можно набрать довольно много голосов, даже я в этом уверен.

И. МЕРКУЛОВА: А еще если позволите, про журналистскую солидарность. Вот с этой стороны есть кому поддержать?

В. ПОЗНЕР: Я полагаю, что какое-то количество людей (неразборчиво). У нас вообще с солидарностью не то, чтобы очень здорово. В обществе, в целом солидарность не является каким-то заметным явлением, и в том числе журналистская солидарность. Но всеж-таки я полагаю, что и союз журналистов можно было подключить здесь, и не малое количество известных журналистов, людей с именами, высказывание которых все-таки могло бы сыграть роль.

А. СОЛОМИН: А как вы думаете, вот верховному руководству вообще есть интерес до региональной компании?

В. ПОЗНЕР: Я думаю, что верховному руководству мало известно о региональных компаниях. Конечно же до них это не доходит. Региональные компании – это забота (неразборчиво) губернатором, мэров и так далее. Конечно я полагаю, что верховному руководству наш там ТВ-2 совершенно неизвестно. И было бы не плохо донести до их сведения. Скажем так (неразборчиво) скажем Дмитрия Сергеевича Пескова, который я уверен, человек поддерживающий разнообразных мнений, в эфире в частности. И неплохо было бы довести до него, позвонить ему прямо и сказать: вот такая вот история. Вам не кажется, что этим надо было бы поинтересоваться. И не стесняться.

А. СОЛОМИН: Еще один вопрос, если позволите, по поводу премии ТЭФИ. 22 есть если я не ошибаюсь статуэтки у этой телекомпании, у томского ТВ-2. Вообще ведь регионы часто довольно получают премии, что говорит мне кажется, о серьезном профессиональном уровне людей, которые работают в регионах. К сожалению не ценится их работа, о них мало знают.

В. ПОЗНЕР: Ну понимаете, это общее явление. Во всем мире там, где есть местные станции, (неразборчиво) очень широко знают. Их знают только там, где они существуют, и тут нет ничего такого что ли предосудительного, и так далее. Ну, каждый знает свое. Другое дело, что ТВ-2 – это выдающаяся совершенно телевизионная организация, у них очень много ТЭФИ в основном все-таки местные. То есть, ТЭФИ-регион так называемые. Но есть у них даже и общенациональные ТЭФИ. То есть, когда они побеждали в общенациональном конкурсе. Это говорит об очень высоком профессиональном уровне. О том, что их оценивали так члены академии российского телевидения, президентом которого я был 14 лет. И причем это люди разных взглядов совершенно. И политических, и идеологических. Но с точки зрения профессиональной оценки, вот эти очень разные люди неоднократно выделяли ТВ-2. Это тоже о многом говорит.

А. СОЛОМИН: А готовы ли вы может быть призвать людей, академиков, да? Тех, кто когда-то вручал премии ТЭФИ, выступить как-то, встать на защиту телеканала, который получил даже федеральные статуэтки.

В. ПОЗНЕР: Знаете, я не очень люблю это слово – призвать. Но мне кажется, что то, что просто подавляющее большинство из них ничего об этом не знает… Все-таки сейчас членов академии около 500 человек, и я считаю, что если довести это до их сведения, например если связаться с президентом академии российского телевидения, или с генеральным директором фонда академии российского телевидения (неразборчиво), и попросить сообщить об этом широко. Я не сомневаюсь, что будет результат. Не сомневаюсь.

И. МЕРКУЛОВА: Это Владимир Познер, спасибо большое Владимир Владимирович.

А. СОЛОМИН: Спасибо.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Кэш:0.19MB/0.00057 sec