Главная » Интервью » Леонид Ярмольник — Владимиру Познеру: «Не хочу становиться депутатом, я их не люблю»

Леонид Ярмольник — Владимиру Познеру: «Не хочу становиться депутатом, я их не люблю»

13 февраля — российская премьера нашумевшего фильма Алексея Германа «Трудно быть богом». Ярмольник убежден, что это лучшая роль в его жизни.

Богом быть трудно. Еще труднее смотреть, как дважды отказавшийся от звания народного артиста Леонид Ярмольник ежится под рентгеноподобным взглядом ведущего Первого канала Владимира Владимировича Познера. «Чувствовал себя маленькой девочкой», — признается после Леонид. А мы-то боялись, что актер начнет рисоваться перед ВВП, поэтому не сильно надеялись на честность в ответах и открытость в разговоре. Ошиблись. Что ж, со всеми бывает.

Познер: Вы как-то сказали: «У нас, русских, чувство юмора лучше, чем у американцев, я это смело заявляю. У нас тоньше мозги, мы в этом смысле изысканнее, потому что воспитаны на юморе Григория Горина, Жванецкого, Альтова, не говоря уже о Зощенко, Ильфе и Петрове, Бабеле». Вы хорошо знаете американский юмор? И действительно считаете, что у нас мозги тоньше?

Ярмольник: Сейчас я выкручусь. Подождите. Я считаю, что юмор и ирония могут быть идеальными и правильными тогда, когда люди живут трудно. У американцев легче судьба, жизнь проще. И я их не виню. У нас иногда смешное страшнее, чем серьезное.

Познер: Леонид, вы патриот?

Ярмольник: Конечно.

Познер: Хм. Вы состоите в политической партии «Гражданская платформа», поддерживаете ее лидера Михаила Прохорова. А политическая деятельность — не как свободное от работы время, а как профессия — вас интересует?

Ярмольник: Однозначно нет. Не хочу становиться депутатом, я их не люблю. Да, я поддерживаю партию Прохорова. Но лишь потому, что согласен с ее лидером. Меня никто в партию не заманивал. Я много лет Михаила знаю. И буду делать все, что смогу, не потому, что я ангажирован, а потому, что сам пришел. Так же как Макаревич, Алла Пугачева.

Познер: К слову, 11 декабря был юбилей у Андрея Макаревича. Ему 60 лет. Что для вас Макаревич?

Ярмольник: Ориентир во времени. Если ему 60, то и мне через полтора месяца столько же. (Смеется.) А вообще он часть моей жизни, моей реакции на события прошлого. Я часто говорю, что «Машина времени» — это русские битлы.

Познер: Кстати, чем вы можете объяснить такую невероятную любовь к The Beatles именно в России?

Ярмольник: Во времена моей молодости это была мода. Протест. Парни были не такие, как все. Выбивались из общей картинки. Они замечательные мелодисты, талантливые люди. В их музыку влюблялись. Помню, в восьмом классе на пороге школы меня лично встречал директор и не пускал. Потому что у меня были длинные волосы, кличка Леннон. Где-то на барахолке я раздобыл круглые очки.

Полную версию разговора читайте в февральском номере Interview.

Фото: ИТАР-ТАСС/Антон Новодережкин

Один комментарий

  1. Igor Zhuravlev

    Лет пять назад прочел эту потрясающую книгу, и уже года три с большим нетерпением жду выхода фильма Германа. И Ярмольник всегда нравился!

Ваш комментарий

Новости партнеров

Кэш:0.15MB/0.04681 sec