Главная » Интервью » Владимир Познер вне экрана

Владимир Познер вне экрана

Проект «Большой портрет» и Московский музей современного искусства представляет выставку фотографий Владимира Познера, выполненных известным фотографом Игорем Ганжой. Эта фотогалерея откроет нам «неформального» Познера, каким мы никогда не увидим его по телевизору.

Одновременно с выставкой фотографии будут изданы отдельной книгой «Познер. Большой портрет» - третьей в серии «Фотографии замечательных людей». Первые два тома были посвящены Олегу Табакову и Александру Васильеву – и очень понравились своим героям.

«Я изначально был против, сопротивлялся, испытывая определенную неловкость... но меня уговорили мои друзья, о чем я теперь не сожалею, потому что, рассматривая совершенно блестящие фотографии Игоря Ганжи, я вдруг увидел себя другим, не таким, каким я сам представлял себя. То есть, я в определенном плане открыл себя для себя. А это, согласитесь, дорогого стоит,» – так описал свои впечатления от проекта телеведущий.

Я абсолютный гедонист

– Вы азартный человек?

– Не то слово. Поэтому я никогда не играю на деньги. Я имею в виду, в карты. Когда-то играл, и много, и однажды очень крупно выиграл у хорошего своего друга, который не мог не отдать, потому что – карточный долг. Мне было очень не по себе, и после этого я поклялся, что никогда больше не буду.

– А спорить?

– Легко. Не так давно проиграл ящик «Шеваль Блан» – спорили накануне президентских выборов 2012 года, кто будет главным кандидатом – Путин или Медведев. Я не сомневался, что Дмитрий Медведев будет баллотироваться на второй срок. Но проиграл и уже отдал вино. Долг чести. По крайней мере, мне передали, что он сказал: «Есть еще люди с пониманием чести».

– Видимо, ему есть с чем сравнивать.

– Вот, например, я выиграл спор. Это касалось того, выберут ли в Америке чернокожего президентом, речь шла об Обаме. Я сказал, да, выберут, он – кстати, вполне известный, занимающий пост человек – сказал, никогда. Условие было: проигравший угостит всех, кто присутствовал – человек 20 – ужином. Все ждем. А прошло уже пять лет. Я уже перестал с ним здороваться. Не в ужине, конечно, дело, просто так себя не ведут. Это бесчестно.

– Вы упоминали, что играете в шарады. Сегодня довольно редкое развлечение.

– О, я мастер! Начал играть бог знает когда, но, наверное, по-настоящему, серьезно мы стали играть с моей первой женой, Валей Чемберджи. Играли зверски совершенно, такие задания придумывали... Надо было, например, показать, не говоря ни слова, фразу «маразм крепчал». Попробуй, покажи! Причем на время, как полагается: две команды, тебе сообщают задание, и ты должен своим показать. За 10 минут максимум. Невероятно трудные вещи были! Так что – мы просто чемпионы.

– Вы упомянули, что постоянно играете в шарады на Новый год в компании Фила Донахью и его жены. Вы научили их?

– Нет! Они играли всегда. В свои шарады, которые чуть отличаются от наших, но они тоже очень интересны. И мы каждый раз приезжаем к ним с домашними заготовками – уже готовыми шарадами. За месяц до праздников у меня уже все готово – два списка по 10 шарад в каждом, причем каждые 10 фраз должны быть связаны одной темой – скажем, с темой денег. Это могут быть любые цитаты – из кино, из поэзии, прозы, из лозунгов.

– Но как это происходит? Искусство шарад сегодня почти забыто.

– Смотрите: две команды находятся в разных комнатах. Начинает, например, наша команда: меня посылают в «нейтральную зону», где я сажусь на стул; подходит ко мне представитель моей команды и представитель вашей команды, и первую фразу я вам говорю одновременно, но очень тихо, чтобы никто не слышал. Предположим, если это связано с деньгами, то я говорю: «Лучше иметь 100 друзей, чем 100 рублей». Всё, вы бежите обратно к своим и, не говоря ни слова, пытаетесь эту пословицу показать. Как только кто-то догадался в вашей команде, второй бежит, я ему говорю вторую, потом третью. Кто угадал все 10 – тот победил, потом меняемся. И так до бесконечности.

– Вы ведь занимаетесь спортом?

– Да, всю жизнь. Причем самыми разными видами спорта. Начинал, наверное, с плавания, потом много бегал, занимался боксом, баскетболом, ну и, конечно, теннисом. Начал играть, когда мне исполнилось 12. Когда мы уехали из Америки в Германию, там, конечно, не было никаких возможностей для тенниса, и потом, когда мы перебрались в СССР, – никаких кортов в помине. Но так или иначе, играю всю жизнь, и обожаю теннис. Сегодня играл. Я счастлив, что я могу играть. И играю «одиночку» – парную игру не очень люблю.

– Как часто бываете на корте?

– Три раза в неделю – понедельник, среда, пятница. Когда получается. Бывает, что удается не пропускать в течение длительного времени, а потом – перерыв, надо ехать куда-то. И фитнесом два раза в неделю занимаюсь. Не только для здоровья, хотя для меня очень важно, что после этого я себя отлично чувствую. Для меня это большое удовольствие. Я очень уважаю людей, которые делают такие вещи безо всякого удовольствия, просто потому что надо – не знаю, смог бы я. Думаю, что вряд ли.

– Так вы делаете только то, что вам доставляет удовольствие?

– Исключительно. Я абсолютный гедонист. Не могу сказать, что делаю всё, что хочу, есть какие-то ограничения. И было время в моей жизни, когда я вынужден был делать что-то такое, чего мне не хотелось, но надо было. Теперь такого почти нет. А если и бывает, то в каких-то непринципиальных ситуациях: надо, например, пойти на прием, а не хочется.

– Одежда, видимо, еще один повод для радости. Вы выглядите модником – пиджак в веселенькую клеточку, в кадре…

– Этот пиджак вызвал возмущение некоторых телевизионных критиков, в том числе мной уважаемых...Что ж, это я пережил... Но для меня одежда – не вопрос моды. Конечно, я люблю хорошие туфли, я знаю, где купить эти туфли, и готов заплатить за них. Но не потому, что такие сейчас носят. Мне всё равно – модно, не модно. Если модно то, что мне не нравится, я этого ни за что не надену. То есть, мне небезразлично, но я хочу быть одет так, чтобы мне было комфортно. И это главное.

– Комфортно и красиво, не отрицайте. Кстати: вы всё время носите перстень – откуда он у вас?

– Мне его подарила моя жена Катя, много лет назад. И смотрите – мы уже в разводе восемь лет, а я очень люблю этот перстень и не снимаю.

– Оказавшись в юные годы в этой стране, вы застали момент зарождения «оттепели», со всеми ее внешними признаками, которые сегодня так любят вспоминать, – не только музыка, но и одежда…

– Да, и что касается одежды, меня очень удивляла в моем кругу, довольно широком тогда, эта постоянная озабоченность. «Вот у тебя джинсы какие – Lee или Levis?» Какая разница? Нет, на это тратились большие силы – какой «клоуз», какой «свайтер»... А потом – пижоны, клеш – не клеш, стиляги... Помню, что меня это приводило в изумление, потому что я-то даже никогда не думал о том, в чем мне ходить. Джинсы – да, были, но меня этот вопрос вообще не волновал. Я помню, что джинсы не продавались в Советском Союзе. Но рядом была Польша, и поляки что-то постоянно привозили, это осталось в памяти. Конечно, я в СССР находился в привилегированном положении, потому что к моим родителям приезжали всякие заграничные знакомые, а один из них – был такой Сергей Александрович Гамбаров, очень близкий друг отца и чудесный человек, – просто привозил чемоданами одежду и оставлял ему.

– Одевал близких ему людей, понимая, что здесь ничего нет, и купить негде.

– Ну да, одевал меня, моего отца и так далее. Но сам я никогда не обращал внимание на одежду. И сегодня не обращаю, даю вам слово. Я покупаю то, что хочу. Не понимаю, что такое мода, когда сегодня модно это, завтра то, никогда не обращаю внимание на названия фирм.

Другое дело, что я не люблю быть неряшливо одетым. Бывает, что посмеиваюсь над знакомыми – особами женского пола: У вас туфли «Джимми Чу»? Я знаю три названия – «Лабутен», «Джимми Чу», «Маноло Бланик». И это всё. Да, мама с младенческих лет научила меня каким-то вещам: как сидеть за столом, как одеваться. Объяснила, почему нельзя, например, черные туфли носить с коричневыми брюками – это неправильно, это нехорошо. Но это совсем другое.

– Зрители пристрастны к внешности и одежде своих телевизионных кумиров. Все замечают, что Познер, к примеру, в красных носках. Это чтобы их отвлечь?

– Я очень люблю цветные носки, у меня есть полосатые, ярко-зеленые, ярко-красные... Я ношу смешные носки, и как-то я заметил, что люди стали обращать на них внимание. Как вы понимаете, прежде я об этом и не думал, но теперь, когда эту деталь стали замечать, я иногда специально что-то надеваю. И как раз красных носков у меня много.

– Насколько важен для ведущего, в вашем качестве, внешний облик? Спрашиваю, потому что на большинстве телеведущих-мужчин мы даже не замечаем, что надето.

– Я обязан думать о том, что надеть, потому что есть какие-то правила телевизионные, которые надо соблюдать. Скажем, в глазах у зрителя не должно рябить. Но пару раз было так, что, зная, кто придет на программу, я соответственно одевался. Однажды надел ярко-оранжевый галстук, в связи с известными событиями на Украине. Я появился в оранжевом галстуке в студии, и когда меня спросили: «Это случайно?» – я ответил: «На носки посмотрите, пожалуйста».

А второй сюжет был связан с Валентиной Матвиенко, нынешним Председателем Совета Федерации, которая очень, что называется, «фиг-фок на правый бок». Валентина Ивановна через свою помощницу специально попросила, чтобы я не приходил в голубом. И я решил, что она мне не оставила выбора.

Экспозиция будет работать с 13 ноября по 14 января в Московском музее современного искусства по адресу: улица Петровка, 25.

Фото: Игорь Ганжа
Текст: КП

Дорогие друзья! Рады вам сообщить, что теперь официальный аккаунт «Познер Online» появился и в социальной сети нового поколения «Sola». Регистрируйтесь, зарабатывайте на своих публикациях и подписывайтесь на нас: будет интересно - ссылка

Ваш комментарий

Новости партнеров