Главная » Интервью » «Особое мнение» с Владимиром Познером (22.05.2013)

«Особое мнение» с Владимиром Познером (22.05.2013)

22 мая 2013 года в 19:08 по московскому времени, в программе "Особое мнение" радиостанции "Эхо Москвы", гостем станет Владимир Владимирович Познер.

Известные политические журналисты - постоянные участники программы - отвечают на вопросы слушателей

Вопросы можно задать на официальном сайте радиостанции - ссылка

Слушать программу:

[audio: http://cdn.echo.msk.ru/snd/2013-05-22-osoboe-1908.mp3]

О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение» и меня зовут Ольга Журавлёва. Наш гость сегодня неожиданно, для меня тоже неожиданно – это Владимир Владимирович Познер, телеведущий. Здравствуйте.

В.ПОЗНЕР: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вопросов к вам пришло огромное множество. Но если можно, начну с вопроса, который прислал господин Дыбенко. «После вашего не очень лестного отзыва о Госдуме вы сами стали осторожнее в своих высказываниях. Не влияет ли это на ваши передачи и выбор собеседников?»

В.ПОЗНЕР: Не влияет. Я бы не сказал, что я стал осторожнее. Мне кажется, что я так, как был, так и есть. Может быть, господин Дыбенко вчитывается во что-то. Но нет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, может быть, он хочет это видеть или...

В.ПОЗНЕР: Может быть. Но я хочу его заверить, что это не так. А что касается выбора гостей, то, ну, я не знаю, он, наверное, видел последних, в том числе, скажем, Яровую. Так что...

О.ЖУРАВЛЁВА: Все, кто задают вопросы, видели Яровую.

В.ПОЗНЕР: (смеется) Так что я не думаю, что можно сказать, что я стал осторожней.

О.ЖУРАВЛЁВА: Тогда вопрос по поводу гостей. Был вопрос, можно ли вам приглашать Явлинского в вашу передачу?

В.ПОЗНЕР: Да. Явлинского не только можно, я и приглашал. Он у меня был в программе, да.

О.ЖУРАВЛЁВА: А как с Навальным дела обстоят?

В.ПОЗНЕР: Нет. Пока никак. Вообще, вы понимаете, или, там, я не знаю, кто задает этот вопрос или вы задаете, ведь, я не работаю в штате Первого канала. Эту программу покупает Первый канал и покупает не кота в мешке. И я, естественно, должен говорить Эрнсту, то есть генеральному директору, только генеральному директору, кого я приглашаю. И он может мне сказать «Знаете, Владимир Владимирович, этот человек меня не устраивает». Может сказать, что скучно, не будет никакого рейтинга. А может сказать, что «Вы знаете, сейчас не время». И мое дело либо сказать «Ну, тогда я хлопаю дверью, я вообще ничего не буду делать», либо идти на какие-то компромиссы. Есть ряд людей, их не много, но они есть, о которых я знаю, что я не могу их пока пригласить. Я пытаюсь.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, если можно, для примера скажите, на что вам сказали, что это будет скучно? На какое предложение?

В.ПОЗНЕР: Ой, я стараюсь вспомнить. Это было связано с каким-то писателем.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну хорошо. А что «сейчас не время» последнее что было?

В.ПОЗНЕР: Нет, это не то, что вот сейчас и время того-то. Значит, я просто знаю. Могу перечислить этих людей. Это люди, которые относятся к так называемой несистемной оппозиции. То есть это, конечно, Навальный, это, конечно, Немцов, это, конечно, Владимир Рыжков младший, да? Это вот эта вот группа людей.

О.ЖУРАВЛЁВА: Акунина можете пригласить?

В.ПОЗНЕР: Даже не знаю, но, скорее всего, он не придет. Он не ходит. Скорее всего, нет. Думаю, что нет, да.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, я так понимаю, что вы как человек, сотрудничающий с Первым каналом и знающий эту кухню, вы просто знаете, что некоторых людей даже и рисковать не стоит приглашать пробовать.

В.ПОЗНЕР: Нет, я могу сказать «Я хочу пригласить такого-то» и я это и говорю. На что мне говорят «Нет, Владимир Владимирович, это вот сейчас нет. Постараемся, чтобы в будущем».

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Скажите, пожалуйста, вы не слыхали сегодня о результатах очередного социологического исследования?

В.ПОЗНЕР: Нет, не слыхал.

О.ЖУРАВЛЁВА: Центр Левады провел.

В.ПОЗНЕР: Не. А, это вот который является агентом иностранным?

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет. Спрашивали о том, кто из правителей России в XX веке вызывает самые положительные эмоции.

В.ПОЗНЕР: В XX-м?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да.

В.ПОЗНЕР: Ну, Сталин, наверное. Нет?

О.ЖУРАВЛЁВА: А вот и нет.

В.ПОЗНЕР: Так? А кто?

О.ЖУРАВЛЁВА: 56% опрошенных положительно относятся к Леониду Ильичу Брежневу. Каково?

В.ПОЗНЕР: Ну... А вы знаете, меня это не очень сильно удивляет. Ведь, в конце концов, при нем... Как вам сказать? Большинство людей жило спокойно, как-то было так, уютно, в таком болоте спокойном, никто никому не угрожал, КГБ особенно как-то не возникало.

О.ЖУРАВЛЁВА: Точечно так оно возникало.

В.ПОЗНЕР: Очень точечно, очень. Жизнь была неплохой. Только в конце как-то стало не очень (в смысле материально). Так, вроде, все было ничего. Ну а с кем сравнивать? С теми, кто после него играли в гонках на лафетах, кто скорее откинет, простите, копыта? А потом началось. Горбачёв все перевернул...

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Вот, тогда скажите, кто же лидеры антирейтинга тогда должны быть? К кому больше всего отрицательных эмоций испытывают?

В.ПОЗНЕР: Я думаю, Горбачёв.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы правы: Горбачёв и Ельцин – лидеры. Горбачёв – 66%, Ельцин – 64%.

В.ПОЗНЕР: Ну вот.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть, в общем-то, обществу хочется жить в застое. И когда стали Путина сравнивать с Брежневым, в общем-то, это правильно – к тому он и шел.

В.ПОЗНЕР: Хотят жить спокойно. Хотят жить спокойно, не могут простить Горбачёву того, что он не сделал, потому что говорят, что он развалил Советский Союз, что неправда – он, наоборот, хотел во что бы то ни стало сохранить Советский Союз. Был союзный договор, который должны были подписать. Это был бы чуть другой, но, все-таки, Советский Союз. Развалил Советский Союз Борис Николаевич Ельцин. Но люди путаются в этом во всем.

А уж что касается Ельцина, это возникновение олигархов, это колоссальные различия в финансовом состоянии людей. И вот это уж, так сказать, все понятно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Тогда скажите, пожалуйста, а, вот, Познер Владимир Владимирович к кому из этих людей испытывает больше положительных эмоций?

В.ПОЗНЕР: Я очень признателен Горбачёву в первую очередь. Я был абсолютно невыездным, закрытым человеком, я никуда не мог ничего. И благодаря тому, что сделал Горбачёв, моя жизнь совершенно изменилась. Я появился на телеэкране, благодаря Горбачёву, и я считаю, что он сделал колоссально важные вещи не только для меня. Я отношусь к нему исключительно хорошо, понимая при этом, что он совершил серьезные ошибки и, может быть, даже не всегда понимал последствия того, что он делает. Ельцин скорее мне симпатичен, чем антипатичен. Что касается Брежнева, то никакой симпатии. Мне его жалко. Я вспоминаю его в конце. Такой, абсолютно, ну, никакой вообще, да?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, все видели это жалкое зрелище, да.

В.ПОЗНЕР: Я еще помню Сталина-то, между прочим. Хрущева помню. Любопытные.

О.ЖУРАВЛЁВА: А, вот, из них кто самый отрицательный, если уж?..

В.ПОЗНЕР: Конечно, Сталин. Сталин не просто отрицательный. Сталин, на мой взгляд, это просто монстр, настоящий монстр.

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва. У нас в гостях телеведущий Владимир Познер и мы продолжаем. Владимир Владимирович, упомянули Сталина, деваться было некуда, тем более с таким опросом. Есть тема, которая всегда возникает перед 9 мая, а в этот раз она катилась еще очень долго. Тоже один из отголосков.

«Владимир Владимирович, я на год моложе вас, у меня во время войны погибли 2 брата, 2 дяди и оба деда, и десятки тысяч евреев, воевавших в РКК. Гадить на армию и на победу – это предавать их», - пишет Гас из Санкт-Петербурга. Ну вот история была разная. Была разная полемика и, естественно, обострилась она в связи с «Комсомольской правдой», потому что огромное количество людей стало кричать, что журналистка себе позволила недопустимое никогда ни при каких обстоятельствах, но Гозман тоже хорош. Вот, скажите мне, как вы относитесь ко всем участникам этого безобразия?

В.ПОЗНЕР: Ну, эта формулировка ваша – я ее разделяю, что, конечно, Гозман тоже себе напозволял. Потому что я не большой поклонник СМЕРШа, но ничего общего между СМЕРШем и СС нет и не было. Цели были другие, идеология была другая. И, конечно, это сравнение. на мой взгляд, неправомочное и безобразное даже.

Что касается... Как фамилия этой славной женщины?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ее зовут Ульяна. Давайте ограничимся этим.

В.ПОЗНЕР: Хорошо. То, ну, даже как-то странно что-либо говорить об этом, кроме того, что это постыдно. Я вместе с тем являюсь поклонником Вольтера, говорившего, что я не согласен с вами, но готов отдать жизнь за ваше право говорить это. Говорить. Это до того момента, пока слова не становятся реально опасными. Ну, например, человек кричит «Пожар!» в битком набитом кинотеатре. Нельзя. Последствия понятно какие, да? Поэтому тут неоднозначно, но, в принципе, человек может говорить все, что он хочет. Даже самую мерзость, какую...

О.ЖУРАВЛЁВА: Давайте тогда разберемся еще вот с чем. Написали по поводу... Помните, тоже печальная история с Иваном Ургантом?

В.ПОЗНЕР: Какая печальная история?

О.ЖУРАВЛЁВА: Печальная история была в том, что он смешно пошутил, на него сильно обиделись.

В.ПОЗНЕР: Ага, да. Конечно.

О.ЖУРАВЛЁВА: В одной близкой нам стране, да?

В.ПОЗНЕР: Да-да-да, да, да.

О.ЖУРАВЛЁВА: Его мягко пожурили, как тут вам пишут. Да, вот, Дыбенко все тот же: «В «Кулинарном поединке» к ляпу Урганта вы отнеслись очень мягко, а к статье Скойбеды ваша оценка была категоричной». Ну, вот это те самые абажуры.

В.ПОЗНЕР: Ну, во-первых, это совершенно нельзя сравнивать, потому что одно было сказано в шутку, а другое совсем не в шутку. Можно сказать, что человек не очень удачно пошутил, но в нем абсолютно, в этой шутке не было и доли, скажем, украинофобии, что ли. Это была просто такая шутка. Почему так обиделись на это, я не очень понимаю. Это значит... Ну, неудачная шутка. Ну, если понять, что это неудачная шутка, тогда можно сказать «Ну, чего ж вы так? Ну, подумайте в следующий раз» и на этом остановиться. Почему Иван извинился? Ну, я полагаю, что на него не то, чтобы оказали давление, но объяснили ему, что, все-таки, он неудачно пошутил. Но он пошутил, еще раз говорю. Это разные вещи.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, да. Мы, все-таки, учтем, что «Кулинарный поединок» - это не политическая передача и не газета.

В.ПОЗНЕР: Нет. Нет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Тогда скажите уже, пожалуйста, вот о чем. Вот, как раз Асвар что спрашивает? «Скажите, пожалуйста, у вас по-прежнему есть претензии к оппозиции, что она лучше знает, что вам надо, и рвется к власти?»

В.ПОЗНЕР: Я не говорил об оппозиции.

О.ЖУРАВЛЁВА: Это цитата из вас.

В.ПОЗНЕР: Я это сказал конкретно совершенно по поводу господина Навального, который был в программе, которую я недолго вел с Леонидом Парфеновым на «Дожде». И я ему сказал «Вы знаете, мне не нравятся люди, которые жаждут власти. Вы явно хотите власти. И я их опасаюсь, потому что либо им сама власть очень нравится, либо это такие люди, ну, мессии, которые знают, как всем надо жить и, в частности, как мне надо жить. И мне это не нравится».

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, это как у Галича, да?

В.ПОЗНЕР: На что он мне сказал «Ну, вам понравится». (смеется)

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, тоже, скажем, остроумный ответ, согласитесь.

В.ПОЗНЕР: Вот. Вот. Так что я не всю оппозицию, я конкретно совершенно господина Навального.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, подождите, Владимир Владимирович. Вы, все-таки, не чужды политики и политологии. Вы знаете, что к власти приходят люди, которые хотят этой власти.

В.ПОЗНЕР: Да, я всегда опасаюсь их. Всегда. Я вообще людей, которые стремятся... Вы знаете, не всегда приходят. Вот, например, Гавел не стремился к власти. Его вынесло. И он, конечно, был своеобразным президентом. Но никогда у меня не было сомнений, что его сама власть привлекает, тем более, что он будет навязывать людям какие-то правила поведения. Но таких людей очень мало, это правда.

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите, пожалуйста, есть еще вот такой вопрос. Я даже не могу прочитать ваш ник, уважаемый радиослушатель, там много согласных, поэтому извините. «Владимир Владимирович, признаете ли вы Путина законным президентом России?»

В.ПОЗНЕР: Да, признаю.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть к выборам у вас вопросов нет?

В.ПОЗНЕР: Есть.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но институция была соблюдена правильно?

В.ПОЗНЕР: Я не сомневаюсь, что при самых-самых честных выборах Путин выиграет. У меня нет сомнений.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, судя по тому, что говорят про Брежнева, вы правы. «Россия по Конституции, - пишет Олег Савин, - социальное государство. Считаете ли вы его таковым?»

В.ПОЗНЕР: По Конституции – да. Реально – не очень.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. А какую страну вы считаете наиболее отвечающей этому званию?

В.ПОЗНЕР: Ну, из тех стран, которые я знаю, думаю, Германия.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, кстати, по поводу стран, которые вы знаете. Человек под псевдонимом «Выпейпиво» (так вот получилось)...

В.ПОЗНЕР: Ну, видимо, немец. (смеется)

О.ЖУРАВЛЁВА: Да, должно быть, немец, да. Прямо с Октоберфеста. Он без всякой злобы и без всякой издевки просит ответить на вопрос: «Просто обывательский интерес. Как на практике живется с двойным гражданством? Какой паспорт показывается на таможне, какие есть ограничения, какие бывают казусы? В общем, расскажите».

В.ПОЗНЕР: Вопрос хороший, но только надо сказать, что с тройным, а не с двойным. С тройным.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, я понимаю, да. Ну...

В.ПОЗНЕР: Ну как? Это делается очень просто. Предположим, я улетаю в Европу, да? Я когда регистрируюсь, я даю 2 паспорта, российский загранпаспорт, в котором нет визы, и французский, который позволяет мне в любую европейскую страну ехать без визы. Человек, который регистрирует, смотрит, возвращает мне оба паспорта. Потом я иду на паспортный контроль. Там я предъявляю российский паспорт и посадочный, потому что их не интересует виза, их интересует сам паспорт и билет. И когда я прилетаю, ну, скажем, в европейскую страну, то там я показываю французский паспорт.

О.ЖУРАВЛЁВА: А почему нельзя сразу же для поездки куда-нибудь, прям сразу на выезде показывать французский паспорт? Почему вы из России с российским паспортом должны выезжать?

В.ПОЗНЕР: А потому что я должен предъявить российский паспорт на границе, потому что если я предъявлю только французский, то пограничник посмотрит и спросит «А где ваша виза? Как вы въехали в нашу страну?»

О.ЖУРАВЛЁВА: Все понятно. Вот, господин Выпейпиво, вы теперь поняли, как живется Познеру.

В.ПОЗНЕР: А, например, с американским паспортом я летаю в Америку. Но тем же способом. Скажем, недавно я был в Японии. Французский паспорт там не проходит без визы, а американский проходит. Поэтому я с американским.

О.ЖУРАВЛЁВА: Понятно. То есть у вас есть более широкая возможность для езды, скажем так.

В.ПОЗНЕР: Да. Ну, это одно из преимуществ, но не единственное.

О.ЖУРАВЛЁВА: А есть какое-то, для жизни в России когда мешает гражданство? Ну, мы историю с телевидением и с Госдумой слышали.

В.ПОЗНЕР: Ну вот. Вот, собственно...

О.ЖУРАВЛЁВА: Это единственный?

В.ПОЗНЕР: Ну, это главный, да. Ну как? Ну, вот... Ну, там, американец, не наш, не русский, ну и все прочее. Из этой области. А так – нет, не мешает. Минус только налоги.

О.ЖУРАВЛЁВА: А вы налоги платите как российский гражданин?

В.ПОЗНЕР: Я должен платить и в России, и в США.

О.ЖУРАВЛЁВА: Так что, товарищи, если кто-то начал завидовать...

В.ПОЗНЕР: Вот, имейте в виду, да.

О.ЖУРАВЛЁВА: Имейте в виду, что есть свои нюансы.

В.ПОЗНЕР: Да.

О.ЖУРАВЛЁВА: Я просто подумала, а в Оружейную палату вы ходите как русский или как иностранец? Иностранцам дороже, по-моему, билет стоит.

В.ПОЗНЕР: В Оружейную палату я когда хожу, то хожу как российский гражданин.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот это очень правильно. Это самое главное. Все-таки, экономия. Скажите, пожалуйста... Вот! Еще интересный вопрос: «А не пора ли уйти на «Дождь»?» - интересуется наш слушатель.

В.ПОЗНЕР: Вы знаете что? Я поддерживаю «Дождь», мне нравится «Дождь», я имею в виду телевизионную станцию. Хотя, не хватает, по мне не хватает, все-таки, профессионализма порой. Иногда это мне напоминает, все-таки, самодеятельность. И очень многие или некоторые (лучше я так скажу), некоторые эфирные люди «Дождя» очень стремятся показать себя. Они забывают о том, что они работают для зрителя, и вопрос не в том, какой я крутой, посмотри, как я сказал, как я стою, как я одет, какой я cool и прочее. Это у них очень есть. Я надеюсь, что когда-нибудь они это поймут или поймет, вот, Наташа Синдеева и скажет, что это...

О.ЖУРАВЛЁВА: Но вы знаете, молодость – это тот недостаток, который очень быстро проходит.

В.ПОЗНЕР: Это не молодость, это другое совсем. Это первое. Что касается Первого канала, я выхожу на качественно другую аудиторию и количественно другую. Работая на «Дожде», я, как бы... Как бы это сказать? Проповедовал верующим. Мы одной крови, ты и я.

О.ЖУРАВЛЁВА: А так – птицам, получается, по Франциску?

В.ПОЗНЕР: А так, нет, так получается, это люди очень многие с другими взглядами. И мне важно до них донести то, что я считаю важным. Пускай они с этим не согласны, но, может быть, и подумают чуть-чуть. Так что мне это просто интересней.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Еще один вопрос. «Что вы думаете об открытии Общественного телевидения и смотрели ли уже, предлагали ли вам там работать?» - интересуется Владислав из Вологды.

В.ПОЗНЕР: Нет, нет. Не предлагали мне работать и я понимаю, почему. Анатолий Григорьевич Лысенко – человек умный и тонкий, и он понимает, что это бессмысленно, потому что я неоднократно говорил о том, что это не Общественное телевидение, а что это обманка. Потому что у всего Общественного телевидения в мире есть 2 общие черты – независимость от власти и независимость от рекламодателя. Когда у нас генерального директора назначает президент страны, то на этом кончается Общественное телевидение в принципе. Это раз.

Что касается того, что сейчас в эфире, то я понимаю, что когда Лысенко говорит, мол, не надо сейчас судить, это только начало, давайте подождем до осени, это я отлично понимаю и поэтому не хочу даже говорить по поводу того, что я увидел. Это не важно. Посмотрим, как он развернется. Но что бы это не было, это не будет Общественным телевидением.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну а вообще вы увидели потенциал, чтобы развернуться? Просто я честно скажу, не смотрела, но я прочитала несколько таких отзывов, что мне, прям, стало как-то холодно. Думаю, господи, такие, вроде бы, люди серьезные собрались и вдруг такая реакция.

В.ПОЗНЕР: Ну, опять же, я слишком хорошо понимаю, как трудно создавать новую эфирную единицу, что мне не хочется уже очень критически говорить. Ну, скажем так, то, что я увидел, меня сильно разочаровало. Давайте воздержусь от других.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо, ваше право абсолютно. Это Владимир Познер, телеведущий в программе «Особое мнение».

В.ПОЗНЕР: А можно сказать «журналист»?

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Это журналист Владимир Познер в программе «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлёва. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях журналист Владимир Познер и мы продолжаем. Владимир Владимирович...

В.ПОЗНЕР: Раньше был телеведущий.

О.ЖУРАВЛЁВА: Первую часть был телеведущий, обратите внимание.

В.ПОЗНЕР: А теперь уже журналист, да.

О.ЖУРАВЛЁВА: Теперь – журналист. Переквалифицировался.

В.ПОЗНЕР: Да.

О.ЖУРАВЛЁВА: Спрашивает вас по SMS наш слушатель Шурик из Саратова «Как вам тотальное возвращение в Совок? ГТО, школьная форма и так далее». А вы чувствуете, что это возвращение?

В.ПОЗНЕР: Я как раз... Не знаю, сколько Шурику лет, но я-то Совок знаю очень хорошо. Я очень долго жил при Совке и, конечно, ничего похожего нет. Кстати, я – сторонник школьной формы, только мне бы хотелось, чтобы в разных школах была разная форма.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, на самом деле, сейчас, например, в Москве так и есть во многих местах.

В.ПОЗНЕР: Вот. Потому что форма... Кстати, она в Британии очень принята (форма). Это совсем не совковая придумка. Она, все-таки... Как вам сказать? Она снимает вот эту вот, кто побогаче одет, кто беднее.

О.ЖУРАВЛЁВА: Владимир Владимирович, это иллюзия.

В.ПОЗНЕР: Нет, не иллюзия.

О.ЖУРАВЛЁВА: Как человек, носивший коричневое платье и черный фартук, я вам скажу, что отличие девочек в гофрированных фартуках из кисеи от девочек в шерстяных фартуках было очень существенным.

В.ПОЗНЕР: А если бы были одинаковые фартуки?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, и юбки все равно подшивались.

В.ПОЗНЕР: Ну, не знаю.

О.ЖУРАВЛЁВА: Даже военная форма, извините меня, дембельский альбом когда-нибудь видели?

В.ПОЗНЕР: Да. Ну, конечно, конечно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы же понимаете.

В.ПОЗНЕР: Конечно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Форма – одинаковая, но...

В.ПОЗНЕР: И, все-таки, я ничего против формы не имею, не считаю это возвратом к Совку. Насчет ГТО я не был в курсе. Прямо что, Готов к труду и обороне?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, не к труду и обороне, но какие-то вариации рассматриваются. И Герой труда, и спорт, и все на свете.

В.ПОЗНЕР: А, Гертруда. Гертруда это называется.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, Гертруда само собой, да.

В.ПОЗНЕР: Да. Это какие-то элементы есть. Хотя, опять, понимаете, это плохо награждать каким-то орденом людей. ну, которые выдающимся образом чего-то сделали. Я не уверен, что это обязательно плохо. Ведь, вместо Героя Советского Союза оставили Героя России. Ну, никто ж не возражает против этого, космонавту дать и так далее. Просто... Вот, я, например, возражал против гимна. Это, вот, меня гораздо больше задевает, что та же музыка.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да и слова там настолько пересекаются.

В.ПОЗНЕР: И тот же автор. Вот это вот для меня в определенной степени возврат. Хотя, мне некоторые наши выдающиеся спортсмены говорили «Владимир Владимирович, мы под этим гимном побеждали, стояли на первом месте, плакали иногда и нам он важен, дорог». Ну, тоже ничего не скажешь.

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите тогда, пожалуйста. Ну, уж раз мы говорим о внешних признаках. У нас по внешним признакам тоже кажется, что однопартийная система, хотя это не так. С самой главной партией у нас в последнее время вдруг случились какие-то сначала маленькие скандалы, потом, вроде уже, как-то и погромче начались. Периодически вдруг появляются некие члены «Единой России» то региональные, то куда более центральные, которые вдруг говорят, что они хотят выйти из этого и начинают даже ругать родную партию нехорошими словами и говорить, что их там что-то не устраивает. Для вас это какая-то тенденция или это нормальный ход событий?

В.ПОЗНЕР: Это, конечно, не нормальный для России. Это не нормальный.

О.ЖУРАВЛЁВА: Для «Единой России».

В.ПОЗНЕР: Ну и для «Единой России», да. Тренд ли это, я не знаю, это мы посмотрим. Немножко рано говорить о тренде, как мне кажется. Но на это надо обращать внимание, потому что это, действительно, совсем не характерно. А значит, что-то прогнило в королевстве датском, как говаривал мой старый приятель Уильям.

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите, кстати, когда Сурков ушел, для вас это тоже был какой-то знак, сигнал, флажок?

В.ПОЗНЕР: Я скажу вам, что я не ожидал, что он уйдет. И я до сих пор не очень понимаю, почему он ушел. Я очень долго пытался понять. Я бы, конечно, пригласил его в эфир...

О.ЖУРАВЛЁВА: Это первое, что приходит в голову – не пригласили ли вы его в эфир?

В.ПОЗНЕР: Но я не могу его найти, потому что никакого телефона-то нет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну а, кстати...

В.ПОЗНЕР: Мобильного у меня нет телефона Суркова. А остальные... Я пытаюсь. Потом, скорее всего, он не придет. Я пытался уже раньше. Он сказал, что он придет, если мы будем говорить о литературе. Я ему сказал «Ну, все-таки, знаете, Владислав Юрьевич, я бы, все-таки, говорил с вами...» «Нет», - говорит и тогда не пришел.

Я думаю, ну, так, вот, думаю почему-то, что он почувствовал, что с правительством не все хорошо, а, может быть, совсем плохо. Может быть. И что лучше он уйдет до того, как это случится. Человек этот, конечно, с нюхом, царедворец, прекрасно знающий, как и что. И когда он стал публично спорить с президентом Путиным, то уже в этот момент было понятно, что он принял решение, потому что никто не спорит публично с Путиным, тем более человек в такой должности. Значит, было понятно, что он уходит. Может быть, он когда-нибудь скажет, почему он принял это решение.

О.ЖУРАВЛЁВА: Еще один вопрос по поводу того, что сегодня были несколько заявлений, выступал глава ФМС, там, из МВД тоже информация поступила, что у нас прямо страшно растет преступность среди мигрантов, очень тяжело, поток все возрастает и так далее. Мы сегодня со слушателями обсуждали это в эфире, кстати говоря.

В.ПОЗНЕР: С кем?

О.ЖУРАВЛЁВА: Со слушателями, с радиослушателями беседовали сегодня. И как ни странно, довольно большая часть тех, кто нам звонил и писал, говорили о том, что нужно не гражданам даже что-то делать или, там, даже не как-то репрессивно, а, в общем, нужно работать с мигрантами. И, в общем, правительство плохо ими занимается и от этого все происходит.

В.ПОЗНЕР: Ну, это малая часть вам так говорила.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, с другой стороны, да, при голосовании, все-таки, за репрессивные меры высказалось большинство, чем за гуманитарные.

В.ПОЗНЕР: Ну, вы знаете, у меня вот в этот ближайший понедельник будет в гостях господин Ромодановский, как раз глава.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы знаете, Владимир Владимирович, вот, будет у вас Ромодановский. А очень, все-таки, интересно узнать. Каждый раз, когда делаются такие заявления, мы каждый раз путаемся, где нелегалы, кто иностранцы, кто мигрант внутри России, кто мигрант из ближнего зарубежья и так далее. Они очень часто меняют показания (все официальные лица). Вот, интересно было бы поговорить. Есть какая-то тенденция на эту тему?

В.ПОЗНЕР: Да, будем говорить, конечно.

О.ЖУРАВЛЁВА: А у вас есть ощущение, что потеряна просто управляемость этими процессами?

В.ПОЗНЕР: Да, есть такое. Есть такое ощущение, что выпустили из-под рук и теперь пытаются каким-то образом это вернуть в какое-то русло и не очень понимают, как. Это сложная проблема. Кстати, во многих странах она имеет место быть (эта проблема). И во многих странах преступность именно в этой среде. И во многих странах коренное население все более жестко относится. Тут опять мы в этом смысле никакое не исключение.

Другое дело, что вместо того, чтобы смотреть на ошибки других и не повторять их, мы, так как мы идем своим путем, особым...

О.ЖУРАВЛЁВА: То у нас там грабли лежат.

В.ПОЗНЕР: Да. То грабли вот уже... Вместо того, чтобы их убрать аккуратненько, мы на них все время наступаем.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну тогда вот скажите, вы ощущаете... Я не знаю, насколько вы в гущу народа проникаете (вряд ли вы на метро ездите), но вы ощущаете, не знаю там, ксенофобские настроения...

В.ПОЗНЕР: Да.

О.ЖУРАВЛЁВА: Общую нетерпимость, агрессию?

В.ПОЗНЕР: Да, да, да. Да, ощущаю. Безусловно, ощущаю.

О.ЖУРАВЛЁВА: Растет это?

В.ПОЗНЕР: Ну, вот за годы, да, выросло, конечно.

О.ЖУРАВЛЁВА: А с чем это связано, как вы считаете? Вроде, жить-то стали лучше в среднем.

В.ПОЗНЕР: Да, жить стало лучше. Ну, я не знаю. Это какой-то... Это, наверное, очень сложный процесс. Потому что жить стали лучше, а недовольства больше. И вот это недовольство – что это такое? Это ощущение какой-то потерянности, отсутствие какой-то уверенности в том, что будет завтра, что будет с моими детьми, вообще кому я нужен, кто я на этом свете. Мы когда-то были великой державой, а теперь никто на нас не обращает внимания. Там это сочетание множества вещей. И, конечно, кто виноват, черт возьми? Ну, виноваты-то не мы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Кто украл наши голоса на Евровидении, тот и виноват.

В.ПОЗНЕР: Вот.

О.ЖУРАВЛЁВА: Послушайте, я не знаю, может быть, я чего-то не понимаю, но когда со словами «Евровидение» и «голоса» рядом в новостях появляется фамилия Лавров, меня это, честно говоря, шокирует. Потому что министр Лавров с высокой трибуны пообещал, что Россия этого так не оставит.

В.ПОЗНЕР: Ну, наверное, он очень любит петь.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну... Вообще как-то мало ли что министры любят.

В.ПОЗНЕР: Видите ли, я его неоднократно приглашал в программу. Он...

О.ЖУРАВЛЁВА: Петь отказался.

В.ПОЗНЕР: Он мне всегда говорил, что он очень меня уважает и очень хорошо относится, но не придет. Поэтому я не могу его спросить, собственно говоря, об этом и предполагаю.

О.ЖУРАВЛЁВА: А первый вопрос хороший, да? «Любите ли вы петь?»

В.ПОЗНЕР: Вот.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да. Действительно. Вот еще вопрос. «Владимир Владимирович, вам стыдно за Францию? Голубые победили?» - пишет Димон.

В.ПОЗНЕР: Мне стыдно за вас, Димон, что у вас троглодитский совершенно взгляд на вещи. Я считаю, что если взрослые люди хотят жить вместе (я подчеркиваю, взрослые), то это их право. Вот. И я, наоборот, очень горжусь Францией, что, все-таки, они пошли на то, чтобы признать официальным однополые браки. Они – 14-я страна, которая принимает это. И я считаю, это просто замечательно, это прорыв в менталитете. Вот эти гомофобы (видимо, вы к ним относитесь), ну, что же? Пещерное мышление, понимаете? Убивают людей за то, что они живут не так, как мы хотим. А, ведь, это ж не мешает. Никому не мешает. 2 взрослых мужика или 2 взрослые тети живут вместе. Кому от этого плохо?

О.ЖУРАВЛЁВА: Говорят, детей будут усыновлять и попортят.

В.ПОЗНЕР: Значит, вот что. Вы можете принять закон, что однополым бракам вы не даете детей и всё, и кончено. Вопросов нет.

О.ЖУРАВЛЁВА: На самом деле, да. Довольно просто.

В.ПОЗНЕР: Не давайте и всё. Это проще простого.

О.ЖУРАВЛЁВА: И это Владимир Познер, журналист со своим особым мнением. Меня зовут Ольга Журавлёва, вам спасибо, всего доброго.

Новости партнеров

Кэш:0.32MB/0.00065 sec