Главная » Интервью » Владимир Познер: «В Америке надо очень сильно провалиться, чтобы не пройти на второй срок»

Владимир Познер: «В Америке надо очень сильно провалиться, чтобы не пройти на второй срок»

Избранный президент США Барак Обама признался, что был бы рад обсудить со своим конкурентом Миттом Ромни вопросы дальнейшего развития страны. Он также поздравил республиканца с успешной кампанией. Телеведущий, журналист Владимир Познер, который голосовал за Барака Обаму, обсудил его победу на выборах с ведущим Андреем Норкиным.

— Спасибо большое, что дождались, я знаю, что вы сейчас не в России находитесь, у вас очень раннее утро. Вы голосовали за Обаму, вы об этом нам в эфире говорили. Вы удовлетворены результатом, который он показал?

— Разумеется. Он выиграл с очень большим преимуществом, учитывая, как это происходит в Америке. Если взять общенародный голос, то он выиграл очень немного, пока у него 50%, а у Ромни — 49%, но если взять голоса выборщиков так называемых, то у него 303, а у Ромни — 206. Это колоссальное преимущество.

— Почему он победил, как вы думаете? Ведь внутренняя экономическая обстановка в стране, мягко говоря, не в его пользу говорила. Даже достаточно вспомнить вопрос с ростом безработицы, с этим процентным показателем.

— Вы знаете, во-первых, он это все получил в наследство от господина Буша-младшего, и это все прекрасно понимают, это с одной стороны. С другой стороны, он все-таки довольно много продвинул. И, наверное, если говорить о сторонах, то с третьей стороны, уж больно агрессивен был Ромни. Недаром 55% женщин проголосовали за Обаму, а всего 44% за Ромни. Мне кажется, что его агрессивность и его некоторая, скажем так, консервативность в вопросах, например, абортов и так далее, которые в Америке чрезвычайно важны, стоили ему кампании. Потому что мужчины в своем большинстве все-таки проголосовали за Ромни.

— А каким должен быть республиканский кандидат, как не консервативным?

— Вы знаете, были разные республиканцы. Все-таки республиканскую партию основал Авраам Линкольн, которого никак консервативным не назовешь. Другое дело, что постепенно партию повернули в сторону того, что можно назвать крупным капиталом на самом деле. Но все-таки это начиналось-то не так.

— Что интересно, республиканцы Авраама Линкольна призвали в эту кампанию в самом конце, его стали вдруг использовать в этот момент. Чем вы можете объяснить то, что со времен Рейгана, если я не ошибаюсь, все, кроме старшего Буша, президенты переизбираются на второй срок в Америке?

— Вы знаете, что вообще очень мало есть президентов, которые были президентами только в течение одного срока, вообще редко бывает в Америке. Все-таки у них колоссальный ресурс административный, это абсолютно известно. И надо действительно уж очень, как сказать, очень сильно провалиться, чтобы не пройти на второй срок – это единицы. Вообще если посмотреть весь XX век, так там, кроме Картера, кажется, еще кто-то там…

—Джеральд Форд был еще, по-моему, неудачный президент.

— Да, Джеральд Форд, о котором Джонсон говорил, что Форд – хороший парень, только он не может одновременно жевать жвачку и ходить, это для него сложно. Или он слишком много играл в футбол без шлема, например, такие шутки о нем были. Он явно был человек случайный, пришедший только потому, что Никсон ушел в отставку.

— Итак, Америка дождалась темнокожего президента.

— Второй раз.

— Да, его переизбрали. Когда Америка дождется президента-женщину? Мы сегодня с вашими коллегами, в основном с американскими, об этом тоже говорили. У нас студия в Вашингтоне. И, в общем, есть такие намеки, что Хиллари Клинтон все-таки может попытаться.

— Это трудно сказать. Я всегда говорю, что, когда я был молод, у меня был хрустальный шар, я туда заглядывал и понимал, что будет. Но потом с годами я этот шар куда-то подевал, найти больше не могу, и поэтому от предсказаний я уже воздерживаюсь.

— Вот как вы думаете, Америка готова к президенту-женщине?

— Да, я думаю, что она, безусловно, в гораздо большей степени готова была, и готова сейчас избрать женщину, нежели чернокожего человека.

— А почему же так получилось? Они как бы поменялись в этой очереди?

— Да, она проиграла ему. Так сказать, через еще четыре года ей будет порядочно лет. Не знаю, станет ли она баллотироваться. Но она сильный кандидат, вне всяких сомнений.

— Демократическая эпоха в Америке еще долго продлится или республиканцы могут взять реванш через четыре года? Потому что как-то у них с кандидатами не очень хорошо.

— Этого на самом деле никто не знает абсолютно, какие могут быть потрясения в мире. Поэтому тут у меня нет ответа.

— У них просто какие-то кандидаты не очень яркие. Маккейн даже, мне кажется, более впечатлял, чем Митт Ромни. Это лично мое мнение.

— Вы знаете, ярких кандидатов мало не только у них.
Источник 

Ваш комментарий

Новости партнеров

Кэш:0.16MB/0.04118 sec