Главная » Колонка В.Познера » Письма Вольтера » Об отлучении Льва Толстого от Церкви

Об отлучении Льва Толстого от Церкви

Исполняется 110 лет Определению Священного cинода от 20–22 февраля (по старому стилю) 1901 года, который отлучил Льва Толстого от церкви

Эпистолярный жанр предан забвению. Можно сколько угодно рассуждать о причинах сего, но зачем? Жанр – мною горячо любимый, составляющий много томов, тысячи страниц моих сочинений – потерян. Его не вернуть. Впрочем, можно о нем напомнить, можно предлагать вниманию читателей образец этого славного жанра, предлагать, с тем чтобы возбудить внимание, вкус и воображение. И тогда что-то может и родиться, что-то новое и достойное… Нет, конечно, оно, это новое, не достигнет тех высот, которых в свое время достигли мы, потому что время другое, совсем другое, не располагающее к размышлению, к неспешному вхождению в суть вещей. Но я без ложной скромности полагая, что нет мне равных в этом жанре, я, который уделял много времени и сил России, переписываясь и с графом Иваном Ивановичем Шуваловым, и с блистательным князем Юсуповым, и с несравненной императрицей Екатериной II в надежде добиться торжества просвещения, я, ожидания которого были жестоко обмануты, решился на еще одно усилие.

Вы угадали: буду писать вам письма в надежде, что форма их и содержание встретят в вас поклонников и почитателей не только изящной словесности, но и мысли, да не просто мысли, а мысли картезианской, а значит, скептической и ничего не принимающей на веру. Cogito, ergo sum, говаривал мой блестящий предшественник Декарт – мыслю, следовательно, существую, и это так. Вы возразите мне, что есть и такие, которые не мыслят вовсе, но существуют? На что возражу, что это существованием называть никак нельзя, это бытование, не более того.

Горько признавать, что людей мыслящих продолжают преследовать. Так это было во времена Декарта, так это было в мое время и так это остается в нынешнее время. Вы никогда не задумывались над тем, что мы, люди, не меняемся? Что страсти, коими были одержимы наши древние предки во времена Эсхила и Аристофана, продолжают управлять нами сегодня? Не удивлялись ли вы тому, что и силы, нас притесняющие, по сути, не изменились: власть и церковь?

Справедливости ради следует признать, что власть меняется, принимая разные обличия. Церковь же – нет. Я от души посмеялся, узнав, что ваша Русская православная церковь вновь отказала в просьбе вернуть графа Толстого в свое лоно. По причудливому совпадению именно сегодня исполняется 110 лет Определению Священного синода от 20–22 февраля 1901 года, которое начинается так: «Изначала Церковь Христова терпела хулы и нападения от многочисленных еретиков и лжеучителей, которые стремились ниспровергнуть её и поколебать в существенных ее основаниях, утверждающихся на вере во Христе, Сына Бога Живаго. Но все силы ада, по обетованию Господню, не могли одолеть Церкви святой, которая пребудет неодоленною вовеки. И в наши дни, Божиим попущением, явился новый лжеучитель, граф Лев Толстой. Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и Христа Его и на святое Его достояние, явно пред всеми отрёкся от вскормившей и воспитавшей его Матери, Церкви Православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей, веры отеческой, веры православной…», etc. ad nauseam.

Стиль письма изящен, хоть и витиеват, однако по сути своей Определение напоминает постановление Союза советских писателей об исключении Бориса Пастернака, но это другая тема, о которой я вспомнил потому лишь, что опального писателя восстановили в члены Союза через 29 лет после его исключения, что было свидетельством изменения власти. Церковь же, позволю себе повториться, не меняется. Когда в 2001 году правнук графа Владимир Толстой обратился к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с просьбой пересмотреть синодальное Определение, тот ответил: «Не можем мы сейчас пересматривать, потому что все-таки пересматривать можно, если человек изменяет свою позицию». Каким образом мог человек, умерший сто лет назад, пересмотреть свою позицию, остается великой тайной, что вполне в русле церковных понятий, основанных на чуде: очевидно, покойный граф должен был восстать из праха и покаяться. Совсем недавнее новое обращение также было встречено отказом, основанием которого был довод о том, что граф своими высказываниями инициировал развал Российской империи, способствовал приходу коммунизма.

Можно лишь с трудом представить себе, что он сказал бы по поводу того, что ныне РПЦ считает возможным не только поучать женщин России тому, как следует и не следует одеваться, но и предупреждать их о том, что если в результате ношения «не той» одежды их изнасилуют – это их собственная вина.

Что до права женщин самим решать, рожать или нет, то церковь, как православная, так и католическая в лице бородатых и облаченных в рясы мужчин, категорически выступает против, равно как и против использования противозачаточных средств, проще говоря, презервативов. Удивительно, что именно эти мужчины считают себя вправе предписывать женщине законы поведения, поучать их, напоминать им, посыпая свои речи рассуждениями о высокой морали и духовности, о первородном грехе, сами при этом то и дело занимаясь – как бы это выразить изящно – не самыми богоугодными делами.

Когда-то я писал, что «самый нелепый из всех деспотов, самый унизительный для человеческой природы, самый несообразный и самый зловредный – это деспотизм священников; а из всех жреческих владычеств самое преступное – это без сомнения владычество священников христианской церкви».

С любопытством смотрю на милую мне Россию, где хранятся все 6 тыс. 814 томов моей личной библиотеки, некогда купленной у моей племянницы Екатериной Великой. Диву даюсь, глядя на причудливые перемены, на то, как еще совсем недавние атеисты-коммунисты заменили свои красные книжечки на кресты, как они стремятся возможно более публично оказаться рядом с патриархом, целуют ему руку…

В начале XX века в России было 100 тыс. монашествующих священников и 110 тыс. представителей белого духовенства, а с учетом их семей это сословие составляло 630 тыс. человек. Справедливо спросить: почему они подверглись столь страшным гонениям, почему их народ так ненавидел? Ответ прост: церковь была слишком близка к власти, она отождествлялась с ней.

Кто имеет уши да услышит.

Вольтер: под таким псевдонимом Владимир Владимирович Познер анонимно более года (2011-2012 гг) публиковал свой взгляд в «The New Times» на российскую политику.

  • Спасибо большое что выложили — очень интересно… Но впечатление смутное, может, если бы не знал, что это Познер, читал бы по другому… А где второе письмо?

    • Administratorsite

      Пожалуйста, уже выложили. И ещё шестое

  • Ксюша Иванова

    Месье Познер собственноручно открывает глаза своим слушателям и читателям. Случится в сердца. Делает он это искренне, честно, интересно, не кидая слов на ветер, подтверждая свои слова своим богатым жизненным опытом. Он любит Россию, свою мачеху, и желает ей только добра. Я глубоко уверенна в этом. Я верю Познеру. Его искрящиеся, живые глаза не будут врать, не будут.

    • Wlad Nik Bovin

      И всё же какая-то безысходность в его эссе,…присутствует,…какая-то недоговорённость,.. или может трусость,… ощущаю постоянно.

    • Алексей Бочкарёв

      Вы — раба познерскрго обаяния, он может с вами делать, что захочет и мнени ваше рабское.

    • Богдан Олийник

      Я с Вами согласен.Только я думаю,что цензура не позволяет ему нам всё показать и рассказать. И вообще я считаю,что только такие люди как Александр Солженицын могут себе позволить быть независимым человеком.

  • Наталья

    Владимир Познер: «Ведь произошло что-то довольно страшное. Горе для многих. И вот человек думает – как на этом заработать? Это предел цинизма. Но это не говорит, на мой взгляд, о том, что этот человек плохой. Это говорит о состоянии общества в целом. Когда каждый так бы думал: «Ага, тут можно! Там можно!» Потому что все слова стали пустыми. Потому что с трибуны часто говорят люди, о которых
    знают, что как же они могут такое говорить, когда они сами… Какие они! И вот это ощущение, что нам постоянно врут, что рыба тухнет с головы, а не с какого-то другого места, что все вранье, и вот это постепенное нарастание безразличия скепсиса и, наконец, цинизма объясняет все…»

    Уважаемый Познер Владимир Владимирович! Я больше не
    желаю жить в страхе, мне надоело, что меня запугивают и угрожают по электронной почте петербургские поэты из петербургских поэтических студий. Журналисты отказываются вмешиваться в мою ситуацию.
    Это принципиальной вопрос, дело в моей чести, а меня оскорбили, я считаю, и унизили. Здесь затронута моя честь, и
    это не громкие слова. Никто не имеет права мне угрожать и меня оскорбили и унизили этой ложью и угрозами (я уже два года живу в страхе после этих угроз и больше не хочу, чтобы меня запугивали и угрожали, мое терпение лопнуло),
    которые исходили от поэта «Н». Вначале поэт «Н» солгал про поэта «А.С.К.», что тот болен серьезно, и одинок и ни с кем не общается. А потом солгал «А. С. К.», который сам переписывается в Интернете с незнакомцами и с
    ними он прежде никогда не встречался и их не видел, а мне ставит в упрек мою переписку с поэтом «Н» из его студии. Поэт «А.С.К.» постоянно в Интернете с первыми встречными переписывается, и уже многие люди в сети опубликовали на
    разных сайтах личную переписку с ним и в подлинности писем можно не сомневаться, зная его подчерк, а его подчерк и манеру письма я уже знаю. Зачем он мне врал?! Всюду ложь!

    Федор Сологуб

    Словно бусы, сказки нижут, самоцветки, ложь да ложь.
    Языком клевет не слижут, нацепили, и несёшь.
    Бубенцы к дурацкой шапке пришивают, ложь да ложь.
    Злых репейников охапки накидали, не стряхнешь.
    Полетели отовсюду комья грязи, ложь да ложь.
    Навалили камней груду, а с дороги не свернёшь.
    По болоту-бездорожью огоньки там, ложь да ложь.

  • Wlad Nik Bovin

    Не понятно, как это ваша библиотека, если — «…все 6 тыс. 814 томов моей личной библиотеки, некогда купленной у моей племянницы Екатериной Великой.»? Как она может быть вашей, если вы= ваши родные, её продали?

  • Wlad Nik Bovin

    А подлинный Вольтер, — гораздо смелее и острее!!!

  • Алексей Бочкарёв

    Прочитав комментарии, я убедился в том, как легко настроить
    и перенастроить доверчивых людей и нацелить их гнев, или милость на любую «цель», достаточно обладать обаянием,
    которым без сомнения обладает В. Познер. Используя свой «гипноз», он настойчиво продвигает свою идею атеизма в православной России. Мобилизуя имя Льва Толстого, его публицистические письма,
    которые лишь по форме подходят для
    реализации своих намерений, он использует их в традициях жёлтой прессы. Могу
    допустить, что это случайно, не преднамеренно. Но суть дела не меняется. Допускаю также, что расчёт
    на ленивого читателя, не желающего составлять свои убеждения самостоятельно,
    готового следовать готовому чужому, было бы только доверие. А оно есть, как
    показывают восхищённые отзывы. Лев Толстой не так прост, чтобы представить его «взбалмошным»
    диссидентом. Чтобы хоть примерно представлять то, что думал он о Вере, о
    религии, нужно хотя бы прочитать его статью «В чём моя вера». И вообще, Россия — православная. Православие – основа, на которой
    сформировалась её культура. Известно – чтобы уничтожить цивилизацию –
    достаточно уничтожить её культуру. Вот почему «большевики» принялись с таким
    остервенением уничтожать в России православную культуру – им не нужна была
    Россия и не нужен носитель этой культуры в лице её народа. Сегодняшний момент
    истории характерен тем, что существует возможность добить остатки православия в России и
    окончательно лишить Россию её главной опоры. Не следует вдаваться в демагогию
    атеизма. Атеизм это инструмент политики, и очень важно понимать, что без Веры
    России не обрести свою опору в полной мере. Познер милый и обаятельный человек,
    но он чужой культуры и таким и останется.

  • Alan Kusov

    Владимир Владимирович всё-таки ваши заявления что вы атеист, исходят скорее всего из публичной политкорректности. Вы человек открывающий глаза на многие аспекты повседневности и я думаю определяющий истинность всякого рода мнений, как-то хладнокровно ставите точку заявляя об атеизме. Это свидетельствует что выводы сделанные из вашей опытности слишком болезненные, и вам не хочется их выставлять наружу. Это право каждого, и даже такой публичной личности как вы, но интересны же ваши окончательные умозаключения?!

  • Я понимаю сарказм Владимира Владимировича, а может, и где то праведную критику РПЦ. Отчасти и сам удивляюсь, когда РПЦ награждает далеких от христианских ценностей людей за какие то там заслуги, но сурово порицает глубоко верующих людей других христианских конфессий.
    Что касательно Льва Николаевича, писатель конечно хороший, но взгляды и утверждения ой как не вписываются в рамки библейских аксиом, вернее скажем зачастую противоречат! Несомненно авторитет у Толстого высок, но не на столько, чтоб спорить с Богом. Полагаю беда в том, что граф писание читал не усердно, а может избирательно и критически, вот и промахнулся…

    В нашей культуре принято самозабвенно доверять по всем вопросам авторитетам, но увы не в тех вопросах в каких они таковы. Вот скажем пел человек на эстраде, заработал известность и почет, а затем он уже и политиком вдруг стал, понимаешь, советы президентам дает. А другие политики, от скуки наверное, наоборот в шоу лезут, и все это принимается со значимостью. Хорошо бы чтоб каждый проявлял себя в чем он уже не просто преуспел, но хорошо владеет вопросом чтоб судить. По простому говоря — «чтоб каждый сверчок знал свой шесток».

Новости партнеров

Кэш:0.19MB/0.00057 sec