Горячие новости
Главная » Интервью » «Моя первая любовь жила в Ленинграде»

«Моя первая любовь жила в Ленинграде»

Интервью корреспонденту «Панорамы TV».

- Владимир Владимирович, с чем прежде всего у Вас ассоциируется Санкт-Петербург?
- Здесь родился мой отец. И, несмотря на то, что папа в 14-летнем возрасте эмигрировал в Париж, он часто вспоминал Северную столицу. Он даже постоянно спорил с мамой, коренной парижанкой, на тему, чей город лучше.
А еще с Санкт-Петербургом (точнее, тогда еще Ленинградом) связана моя первая серьезная влюбленность. В этом городе жила девушка, которая была мне очень дорога.
Кстати, впервые я побывал здесь летом 1953 года. Стояла прекрасная погода: голубое небо, яркое солнце и Адмиралтейский шпиль сиял золотом. Помню, меня тогда очень впечатлила эта картина.

- Как часто вы проводите свои творческие вечера?
- К сожалению, очень редко. Когда я работал в Америке, делал это намного чаще. Там есть специальные организации, которые занимаются проведением мастер-классов, на которых профессионалы из самых разных областей делятся своими секретами. У нас, к сожалению, такая деятельность пока совсем не развита. Для меня же подобные вечера очень важны. Ведь здесь не только зрители встречаются со мной, но и я общаюсь с ними, узнаю, что их волнует, какие темы им наиболее интересны.

 

- 1 апреля у Вас был день рождения. Как вы отметили свой праздник?
- В Париже, в узком семейном кругу: я, моя супруга, моя дочь с мужем, внуки, дочь жены со своим молодым человеком и несколько моих самых близких друзей.

- Насколько я знаю, Вы любите готовить. В свой день рождения порадовали близких каким-нибудь своим фирменным блюдом?
- В Париже у меня нет своей квартиры, поэтому похозяйничать на кухне не удалось. Впрочем, французская кулинария недаром многими признана лучшей в мире. В Париже немало мест, где можно с комфортом посидеть и вкусно покушать, и мы отправились в одно из таких заведений.

 

- В феврале этого года у Вас вышла книга «Тур де Франс. Путешествие по Франции с Иваном Ургантом», ставшая литературным дополнением к одноименному документальному телесериалу. Что для Вас было сложнее: делать видеосюжеты или работать пером?
- Безусловно, писать книгу гораздо труднее. Кино ведь делает команда. Там у тебя есть четкий график, план по маршрутам, встречам… А вот когда ты остаешься один на один с листом бумаги, то иногда приходится заставлять себя сесть за стол. К тому же порой совсем не пишется, хочется все отправить в мусорную корзину…С другой стороны, в фильме невозможно возвращаться к каким-то темам, много рассуждать. Телевидение требует соблюдения темпа, ведь сегодняшний зритель хочет мобильности, скорости. А на страницах книги можно никуда не торопиться. В «Тур де Франс» вошло многое из того, что не вместила в себя телевизионная версия. Кстати, на днях мне позвонил представитель агентства «АСТ» (которое издало мои путевые заметки) и сообщил, что книга уже больше месяца возглавляет список продаж. Я был удивлен и, не скрою, обрадован. Я ведь написал не детектив и не роман, там нет ни крови, ни секса… Отрадно, что моя книга интересна читателям.

- Насколько мне известно, вы уже начали работу над проектом, посвященном Италии.
- Да, это так. Пока я не могу раскрывать подробностей, но у нас уже были первые съемочные дни, и в апреле мы снова поедем туда. Так что на свой творческий вечер в Санкт-Петербурге я прилечу прямо из Италии.

- Вашим спутником в этом путешествии снова станет Иван Ургант?
- Да, мы снова будем ездить вместе. Мы очень подружились, несмотря на очень большую разницу в возрасте и на разные профессии. Все-таки я журналист, а Ваня – актер и шоумен. Однако это не мешает нам отлично находить общий язык!

- О какой стране Вы бы еще хотели рассказать зрителям?
- Мне бы очень хотелось сделать фильм о Японии, особенно в свете последних событий. Но проблема в том, что я ни слова не знаю по-японски. В Италии, например, я понимаю процентов 70 из того, что мне говорят, да и сам могу что-то сказать. Другое дело, Страна Восходящего солнца. Здесь все непонятно. Люди там живут по своим законам, у них особая культура. Полагаю, это было бы незабываемое путешествие, но не знаю, удастся ли его когда-нибудь осуществить.

- Во время встречи журналистов с Владимиром Путиным в телецентре «Останкино» вы спросили премьер-министра о том, не возражает ли он против того, чтобы в эфире Первого канала появлялись представители оппозиции. Владимир Владимирович ответил положительно. Появилась ли у вас после этого возможность приглашать в свою программу тех людей, которые раньше были под запретом?
- В скором времени у меня как раз должна состояться по этому поводу встреча с Константином Львовичем Эрнстом. Надеюсь, что я смогу пригласить на одну из ближайших передач, например, Бориса Немцова. На самом деле, меня совершенно не радует тот факт, что я должен кого-то спрашивать, могу ли позвать к себе в студию того или иного гостя. Этого нет ни в одной стране, которая считает себя демократической. У нас федеральные каналы подчиняются одному хозяину, имя которому – власть. Вот и приходится обращаться к чиновникам с подобными вопросами. И я не исключаю, что могу получить отказ. Такое положение вещей я считаю неправильным, ведь оно резко ограничивает возможности СМИ выполнять свой главный долг: максимально подробно информировать зрителя и знакомить его с разными точками зрения.

- Как Вы готовитесь к своей программе?
- Когда мы узнаем имя будущего героя, редакторы программы собирают как можно более полное досье о нем, затем передают его мне, а я уже читаю и думаю, как лучше выстроить интервью.

- Какими качествами должен обладать человек, чтобы попасть в вашу команду?
- Вот вы сейчас правильно сказали: я работаю в команде. И те люди, которые приходят устраиваться ко мне, должны уметь это делать. Если в футбольной команде все хотят выиграть – это одно дело, а если кто-то из игроков не настроен на результат – совсем другое. В нашем случае выиграть – означает хорошо и качественно выполнить свою работу.

- Можете ли Вы назвать себя счастливым человеком?
- Да. Безусловно!

Новости партнеров

Кэш:0.17MB/0.00057 sec