Главная » Интервью » Комплексный обед

Комплексный обед

За обедом в ресторане Dolce Vita Анна Решеткина говорила с приехавшим в Екатеринбург на презентацию своей книги Владимиром Познером больше о личном, чем об общественном.

Решеткина: Владимир Владимирович, во что вы верите?

Познер: Ну, во-первых, я атеист, и я не верю в карму, судьбу. Если я верю, то каким-то людям, в любовь, верю в то, что человек в своей основе все-таки добр, другое дело, что обстоятельства его меняют.

Решеткина: В психологию верите?

Познер: Да. Я верю наукам. Я как раз таки по образованию занимался естественной научной деятельностью, биологией, физиологией.

Решеткина: А вы ходили когда-нибудь к психологу?

Познер: Да. У меня в жизни был крайне тяжелый период, из которого я никак не мог выбраться, мне посоветовали пойти к психологу, и я сходил на несколько сеансов. Не помогло. Тут, скорее всего, вина самого психолога, который не сумел найти подход, потому что, я полагаю, что все-таки психолог может помочь человеку, но он должен уметь нащупать нити. Но я и сам, наверное, внутренне сопротивлялся. Я не люблю впускать людей в свой внутренний мир, а как психолог может работать, если я его не впускаю. Я месяца три ходил, а потом перестал, потому что не ощутил никакого облегчения.

Решеткина: Какое человеческое качество для вас главное?

Познер: Я не думаю, что есть какое-то одно качество. Есть целый ряд очень важных вещей – доброта, порядочность. Я очень высоко ценю ум, хоть это не моральная категория. Мужество, терпение, терпимость для меня очень важны.

Решеткина: А что может вас оттолкнуть?

Познер: Подлость, конечно же, злость, зависть.

Решеткина: Вы никогда не завидовали?

Познер: Вы знаете, нет. Я лишен зависти совсем. Я могу позавидовать на уровне – «О, ты был на этой выставке?! А я не попал».

Решеткина: Считается, что зависть – отличный мотиватор.

Познер: Я, конечно, очень амбициозный человек, но у меня другой двигатель – честолюбие, стремление быть первым.

Решеткина: Есть что-то, о чем вы жалеете?

Познер: Да, конечно. Есть вещи, которые я себе никогда не прощу, есть вещи, о которых я вам говорить не буду. Наверное, главное – я слишком мало показывал моей маме, как я ее люблю. Я надеюсь, она это понимала. Я недостаточно интересовался вообще ею, моим отцом, их жизнью, их прошлым, и эта информация потеряна навсегда. Вообще, немало вещей, которых я себе не прощу, и, может быть, есть в этом даже что-то позитивное, ведь это влияет на мое поведение, на то, какой я сегодня. Когда себе прощаешь тот или иной грех, то это перестает на тебя влиять. А если ты себе не простил, то это продолжает в тебе сидеть и свербить.

Решеткина: Кто были вашими учителями? Кто повлиял на ваше формирование как личности?

Познер: Их довольно много, на самом деле. Конечно, и мать, и отец. Потом – мой школьный учитель по музыке, он еще жив – это старый американский музыкант, известный американский народный певец Пит Сигер. Во многом отношение к жизни, к материальным благам, к понятиям честности и порядочности – от него. Еще на меня очень сильно повлиял Самуил Яковлевич Маршак, с которым я два года работал – это был представитель той настоящей интеллигенции, которой, по сути дела, больше нет. Потом был такой человек Иосиф Давыдович Гордон, можно сказать, мой второй отец, с которым я жил два года, когда уезжали родители. Людей-учителей было не так много, но какие!

Решеткина: Вы не назвали ни одной женщины. Женщина в идеологическом плане, вне отношений, может повлиять на мужчину?

Познер: Скажем так, я не очень верю в женско-мужскую дружбу. Наверное, это бывает, но… всегда есть этот сексуальный момент, привлекательности другого плана, и он довольно сильный. Я все-таки был женат трижды, и все эти женщины, конечно, оказывали на меня серьезное влияние и не могли не оказывать – они были моими самыми близкими людьми: на одной я был женат 10 лет, на другой 37. Моя самая первая любовь, женщина, которая была намного меня старше, очень сильно на меня повлияла в смысле формирования – в вопросе отношений, прежде всего. А это же очень важно, это, может быть, главная часть жизни.

Решеткина: Хорошо, давайте тогда о женщинах, которые пусть не учителя, но вызывают уважение.

Познер: Белла Ахмадуллина, например, совершенно чудная, потрясающая женщина. Маргарита Ивановна Рудомино, которая была основателем Библиотеки иностранной литературы в Москве. Вопрос уважения - это совсем другое, но вы же говорили о людях, которых я мог бы назвать своими учителями…

Решеткина: Да, и, может быть, ваш ответ – в принципе индикатор отношения к женщинам? Какая ролевая модель вам близка в браке – вы безусловный лидер?

Познер: Все мои женщины, с которыми я был - лидеры, равно как и я, и это всегда, конечно, осложняло отношения. Все мои жены были очень умными людьми. Если человек не умный, не лидер – как вообще с ним можно жить?! Конечно, переспать можно с кем угодно, но это же совсем из другой области. Так что для меня ум – совершенно необходимое качество, потом лидерство, ну и субъективные вещи: обаяние, чувство юмора, тонкость, эмпатия.

Решеткина: Два лидера – это же всегда борьба.

Познер: Конечно, да.

Решеткина: А вы завоевывали ваших женщин?

Познер: Скорее, я был завоевателем, да. Хотя у них надо спросить – возможно, они иначе считают. Но истории, чтобы я долго и нерезультативно кого-то добивался – не было. Все мои отношения строились на достаточно сильной взаимной тяге друг к другу – я не отбивал, например, женщин никогда.

Решеткина: И несчастной любви у вас не было.

Познер: Была, конечно. Вот та самая первая женщина, которую я очень сильно любил, меня выгнала. Она была старше, и в какой-то момент воспользовалась некоторыми обстоятельствами, чтобы расстаться со мной. Я ее обманул: я ей не сказал, что провалил два экзамена. Она узнала это от других, и высказала мне - ты лжец, я тебя знать не хочу. И все. Это был очень тяжелый для меня удар, это была несчастная любовь. У нас не было будущего, она была старше меня на 15-16 лет, и трудно представить, что мы могли быть вместе очень долго, но, как бы там ни было, в тот небольшой срок чувство было сильным. Первая любовь.

Решеткина: У вас есть непрощенные обиды?

Познер: Непрощенные обиды – это исключительно по отношению к близким. У меня есть несколько друзей, бывших, которых я никогда не прощу. Они могут вернуться, сказать «ты знаешь, извини, прости». Нет, предательство – не могу. Это не то что принцип, а просто я не могу.

Решеткина: Я в случае, когда человек поступает неожиданным для меня образом, совершает недостойный поступок, начинаю искать причины в себе.

Познер: Нет, это не моя вина. Я к себе весьма критически отношусь, и не склонен делать себе поблажки, но в этих вопросах я уверен.

Решеткина: Как часто новые люди в вашей жизни становятся вашими близкими? У вас много друзей?

Познер: У меня очень мало близких друзей, их три человека, и я их знаю больше 40 лет. Есть приятели, но это другое. Для меня близкий друг – это человек, которому я полностью доверяю, который не вызывает никаких сомнений, проверен. Недаром русские говорят, что, прежде чем назвать человека другом, нужно с ним пуд соли съесть, пуд это 16 кг. 16 кг соли ты долго будешь есть, даже если по ложке в день. Это должен быть твой человек, он должен дополнять тебя, грани должны сходиться – таких не может быть много. Бывает даже, что подумаешь про кого-то, что это так, но потом понимаешь, что заблуждаешься.

Решеткина: Вы научились разбираться в людях?

Познер: Да. На интуитивном уровне. Я убежден, что первое впечатление – самое правильное, особенно негативное, оно почти никогда не ошибочное – человека всего один раз видел, а потом через какое-то время оказывается, что ты был прав. Это на животном уровне, как когда у собаки шерсть на загривке встает. Иногда трудно это облачить в слова. Эти интуитивные ощущения у меня достаточно сильно развиты.

Решеткина: Но изначальное ваше отношение к новому человеку – презумпция невиновности, да?

Познер: Да, конечно.

Решеткина: Расскажите про свой хит-парад жизненных ценностей. Есть ощущение, что все время вы уделяете работе – вы не эгоцентрик?

Познер: Нет. Первое место хит-парада делят равноценно семья и работа. Все остальное – те же друзья – потом. Я очень ценю друзей, я хороший друг, я относительно все-таки влиятельный человек, могу помочь и никогда не отказываю.

Решеткина: А вы держите дистанцию с людьми, зная, что вы влиятельный человек?

Познер: Да, держу. Вообще, я интроверт, я не пускаю людей в свой внутренний мир, наверное, это какая-то самозащита, но это так. Я держу людей на расстоянии, потому что, если этого не делать, люди наглеют. Иногда приходится резко давать понять, что есть ограничения.

Решеткина: Если бы была возможность прожить жизнь альтернативным способом, каким бы путем вы пошли?

Познер: Если бы был такой выбор, я бы попросился жить в другое время, а само это время, скорее всего, и определило бы род моих занятий. Я, наверное, выбрал бы античную Грецию или, может быть, ранний античный Рим, потому что я понимаю, что мои европейские корни оттуда. Мне дико интересно, как это все было на самом деле. А выбирать другую жизнь в плане профессии…

Решеткина: Вы считаете себя журналистом «от Бога»?

Познер: Да, я считаю, что это тот талант, который у меня есть, я его, к счастью, нашел – благодаря везению, а также определенному упрямству и терпению: я не поддался на соблазн заниматься чем-то другим, когда еще был в поиске своего дела. Я знаю, что очень многие люди так и проживают свою жизнь, так и не найдя, что же действительно является их призванием.

Решеткина: Вы уверены, что у каждого человека есть какой-то его дар, талант?

Познер: Абсолютно.

Решеткина: Это не похоже на атеистические убеждения.

Познер: Ну почему же. У каждого человека есть выдающиеся способности в определенной сфере, в деле, но, к сожалению, система образования не помогает их раскрывать. Вот, например, пока я учился, мне казалось, что я хочу быть ученым, раскрывать секреты мозга. Но где-то к концу третьего курса я понял, что это не мое. Я окончил 5 курс, мне даже предлагали аспирантуру, давление было большое, родители – но я не пошел. Какое-то время думал, что хочу быть переводчиком английской поэзии. Но нет. Потом, наконец, нашел. К сожалению, в большинстве случаев люди так этого и не узнают, и проживают жизнь, не очень понимая, для чего, и зачастую это приводит к тяжелым последствиям, к алкоголизму, к наркомании, к неурядицам в семье. Человек неудовлетворен и не понимает чем. Я нашел себя когда-то, и это большое счастье.

Официальный журнал "Стольник"

  • Существует известная крылатая фраза «Пуд соли съесть» (общаться/прожить с человеком бок о бок длительное время). По вычислениям физиологов, современный человек потребляет в год около пяти килограммов соли, следовательно пуд соли вдвоем можно съесть за полтора-два года, ранее это время ввиду дороговизны продукта было значительно больше. ))http://www.otrezal.ru/catch-words/368.html

Новости партнеров

Кэш:0.2MB/0.00057 sec