Главная » Новости » Религия и власть

Религия и власть

На днях патриарх Кирилл высказался в поддержку Владимира Путина. Допустимы ли подобные агитационные высказывания предстоятеля РПЦ в светском государстве?

В.Познер
В принципе, как мне кажется, любой человек имеет право высказаться в пользу или, наоборот, против какого-то кандидата, в том числе и патриарх. Несмотря на то, что это светское государство, но требовать от него, чтобы он молчал и не высказывался, мне кажется, не совсем правильно. Хотя, я повторяю, что это светское государство и чрезвычайно, и я внимательно слежу за тем, как в этом смысле ведет себя в России церковь.

Г.Каспаров
Юридических препятствий делать подобные высказывания нет. Но даже по реакции на пост, который я написал на эту тему на сайте «Эхо Москвы», видно, что подобные высказывания дискредитируют саму церковь, ну, не говоря уже о самом патриархе. Совершенно очевидно, что авторитет церкви во многом базируется на представлении людей верующих, да и, в общем, людей, может быть даже невоцерковленных, ее особой роли такого морального авторитета. И, конечно, в условиях столь беззастенчивой поддержки власть имущих... Причем, достаточно очевидно, что власть отвечает взаимностью, предоставляя самые различные преференции РПЦ и другим так называемым традиционным конфессиям. Конечно, это создает сильнейший дисбаланс в такой, социально-общественной обстановке в стране.

Вопрос №2:
Насколько подобные высказывания влияют на умы людей?

В.Познер
Судя по опросам общественного мнения, порядка 70% россиян считают себя православными. Правда, они редко ходят в церковь, но, тем не менее, они называют себя православными. А коль скоро так, высказывание патриарха, конечно, на них может подействовать.

Г.Каспаров
Конечно, наверное, на каких-то людей, буквально, там, фанатично следующих любому слову духовных пастырей это повлияет. Но мне кажется, вот сейчас эффект, по меньшей мере, двойственный. Очень много людей воспринимают это, по меньшей мере, критически. То есть видно, как власть мобилизует вокруг себя и представителей традиционных религий, руководство этих религиозных конфессий и представителей так называемой творческой интеллигенции, спортсменов, деятелей науки культуры. То есть вот эта мобилизация власти начинает сильно напоминать советские времена. И мне кажется, сегодня люди в обстановке, когда есть возможность получать информацию по интернету и, как бы, объективно оценивать ситуацию. Люди как минимум подозрительно, а, скорее всего, негативно относятся к столь топорной пропаганде.


Вопрос №3:
Какое взаимодействие между религией и властью наиболее эффективно? Должны ли власть и религия быть неотделимы друг от друга?

В.Познер
Есть две ситуации. Одна, это когда религия является официальной, государственной, вернее, да? И это есть в нескольких странах. И тогда роль церкви является довольно значимой, значительной. И другое, это когда государство является светским и церковь отделена от государства, и, в принципе, и школа от церкви отделена тоже. Я – сторонник последнего, я считаю, что церковь должна заниматься своими церковными делами, вопросами веры, вопросами проповеди и так далее в пределах своих помещений. И категорически не должна проникать ни в школу, ни в вооруженные силы, ни, тем более, в какие-либо органы государственной власти. А что касается таких вещей как СМИ, то, конечно, может у церкви у той или иной быть свое телевидение, разумеется, но только за счет собственной оплаты. И, может быть, свои какие-то журналы, и газеты, которые выпускаются за счет финансов самой церкви, но ни в коем случае не за счет налогоплательщиков. В светском государстве, ну, в частности, в России церковь и государство должны быть абсолютно отдельные и, в принципе, даже не должны особенно соприкасаться.

Г.Каспаров
Когда религия и власть неотделимы – это уже теократические государства, это мы видели как происходит в Иране. И понятно, что ничем хорошим это в современном мире не кончается, да и вообще, наверное, по-моему, никогда это ни к чему хорошему не приводило, потому что религия – это форма идеологии. И когда существует единственно верное учение, не важно какое оно, религиозное или, там, чисто идеологическое, классовое, это, конечно, приводит к подавлению, силовому подавлению несогласных, инакомыслящих. Понятно, что сегодня, когда возможен такой свободный обмен информацией и люди чувствуют себя гораздо более раскованно, в том числе и в выборе своих предпочтений религиозных, идейных, любая смычка какой-либо религии с государственными институтами, она крайне опасна, если вообще не смертельна для существования государства.


Вопрос №4:
Является ли наличие так называемой официальной религии в обществе укрепляющим фактором для существующей власти?

В.Познер
Если это не светское общество, тогда религия просто является частью политики этого государства, и церковь является практически государственным органом. И вот это и называется официальной религией, потому что иначе слово «официальный» не подходит – в светском государстве не может быть официальной религии. Могут быть признанные религии и не признанные. Скажем там, какие-то признанные, а какие-то из-за того, что это сектантские, изуверские, там, которые порой наносят физические побои и прочее-прочее, они не признанные. Но слово «официальная религия» - это бывает только в том случае, когда церковь от государства не отделена.

Г.Каспаров

В современном мире ответ, мне кажется, однозначно отрицательный. То есть понятно, что исторические предпосылки всегда складываются в пользу какой-то религии, которая становится доминирующей в сознании многих людей, скажем. Понятно, что в Америке протестантов гораздо больше, чем католиков – вот это просто некий исторический факт, потому что там из 43 американских президентов только один был католиком, Джон Кеннеди. Все остальные – протестанты. Но тем не менее, очевидно, что ситуация сейчас крайне подвижная. И, вот, в европейских странах мы наблюдаем эту тенденцию, что религиозный фактор, даже несмотря на такую историческую традицию (тоже понятно, что Северная Европа более протестантская, Южная почти вся католическая), но тем не менее, люди, мне кажется, принимают решения, абстрагируясь сейчас от религиозных факторов.


Вопрос №5:
Способствует ли подавление религии в обществе развалу существующего строя?

В.Познер

Я могу привести вам пример Франции. Когда была Великая Французская революция 1789 года, она в значительной степени шла под лозунгом, который выбросил в свое время Вольтер, который говорил «Раздавите гадину». Это было в адрес церкви. И разных священников и так далее вешали на фонарях, церковь подвергалась гонениям тяжелым, ну и так далее, и так далее. Но при этом французское государство не развалилось. И хотя потом, конечно, многое изменилось во Франции и церковь уже не стали преследовать, но, тем не менее, церковь была отделена очень жестко и сейчас она очень жестко отделена во Франции, и как мы все видим, Франция прекрасно существует. Вообще, преследовать религию я считаю абсолютно недопустимым, но не потому, что это может привести к развалу государства, а потому что это противоречит всем демократическим нормам. У людей должно быть право верить или не верить. Но уж если говорить конкретно, то Советский-то Союз развалился не из-за того, что преследовали религию. Более того, она была возвращена Сталиным во время войны именно как фактор, что ли, укрепляющий, и после войны она сохранялась. Другое дело, что, конечно же, Русская православная церковь контролировалась советским государством, и более того, определенные священники назначались Советом по делам религии при Совете министров СССР, и среди них даже были работники КГБ, что было, конечно, довольно своеобразным делом. Но, тем не менее, не было преследования в том плане, о каком, как мне кажется, говорите вы.

Г.Каспаров
Это аналогичная ситуация с обратным знаком, но с одинаковым модулем. Подавление религии означает опять наличие в обществе механизмов, общих механизмов подавления иной точки зрения. Потому что человек, исповедующий какие-то религиозные взгляды, он должен иметь полную свободу, придерживаться своих устоявшихся правил, если это не создает открытого конфликта, угрожающего интересам других людей. Вот если мирное осуществление своих религиозных обрядов и религиозных прав подавляется государством, это говорит о его, по существу, тоталитарной основе. И, конечно, шансов на успешную конкуренцию в современном мире, мне кажется, у такого государства нет.

Один комментарий

  1. Я считаю что патриарх может говорить и делать что хочет. Люди для которых он является авторитетом к его мнению как минимум прислушаются. А церковный вопрос власть может решать и как во Франции отделив  церковь от государства, и как в Великобритании когда король/королева является высшим носителем церковной власти.
    Думаю это не самое плохое решение нашей власти, особенно для только начинающего сформировываться (после 80-летнего официального запрета) деизма.

Ваш комментарий

Новости партнеров