Горячие новости
Главная » Интервью » Интервью со звездой от Playboy

Интервью со звездой от Playboy

Владимир Познер
C главным отечественным тележурналистом интересно обсуждать все – от бытовых мелочей до мировой политики, но в нашем случае мы выбрали

 Интервью Влад Иваненко

 

ВЛАД ИВАНЕНКО Владимир Владимирович, есть ощущение, что мы живем в эпоху, когда автомобиль, часы и особняк важнее личности. Что слова вступают в любые взаимоотношения, но, в сущности, ничего не значат. Вы наблюдаете за происходящим или принимаете участие в гонках за материальными ценностями?

ВЛАДИМИР ПОЗНЕР Я не принимаю участие в гонках. Это более свойственно людям молодым: выделяться каким-то предметом, брендом. Это не большой грех, пока ты молод. А когда подобное становится целью всей жизни – это отчаяние. Мне, безусловно, нравятся хорошие машины, хорошие часы, но я не рассматриваю эти вещи в состязательном плане.

ИВАНЕНКО А современными гаджетами пользуетесь? Такой штукой, как планшет, например?

ПОЗНЕР Штукой пользуюсь. (Смеется.) По разным причинам. Скажем, New York Times читаю в онлайн-режиме. Объясню. Подписка на год стоит порядка $2500. Пока конверт доберется до меня срочной почтой (а иначе это не нужно), пока... Словом, сложный процесс. И потом, если взять газету в руки – особого удовольствия не испытываешь. В противовес книге, когда получаешь удовольствие от обложки, качества бумаги, даже запаха. Лишь некоторые журналы хочется сохранить на полке. Я могу взять их, полистать. Например, экземпляры 20-30-х годов – необыкновенно красивые издания. И понимаю, что планшеты такой радости не приносят. Но с другой стороны, оправдываю агрессивное вытеснение планшетами бумажной прессы. Это удобно!

ИВАНЕНКО Поговорим о женщинах…

ПОЗНЕР Ах, вот оно что! И кстати, плейбоевский постер с Playmate никак не развернешь на планшете так, как это делается сейчас в журнале. Можно только увеличить какую-то часть тела. (Улыбается.) А это уже не то, не то.

ИВАНЕНКО Журнал у нас до предела субъективный, как вы понимаете...

ПОЗНЕР Конечно!

ИВАНЕНКО Вот если бы вы отбирали девушек для нас, какие критерии стали бы первоначальными?

ПОЗНЕР PLAYBOY всегда шел от того, насколько женщина красива и сексуальна. Ее ум и остроумие, по моему ощущению, не были основополагающими. Соглашусь, красота субъективна. Но вместе с тем, судя по раскопкам в разных точках Земли, наскальным рисункам, представления о красоте менялись, разнились. В Индии любили женщин с большим бюстом и широким тазом. У древних греков образцом красоты считалась женщина, у которой лоб и нос идут одной линией. Поскольку PLAYBOY изначально западный продукт, то и критерии соответствующие. Я думаю, мои ощущения красоты совпадут с вашими. А именно: роскошные ноги, умеренная грудь (хотя многим нравится большая), глаза. Притягательность должна быть, сексуальное желание, что уж скрывать.

ИВАНЕНКО В стране существует цепкая тенденция стесняться PLAYBOY. История тянется с советских времен. Многие мужчины покупают журнал «для друга» или «в подарок, для смеха». Почему у нас стесняются эротики?

ПОЗНЕР Это результат определенного развития. Думаю, огромную роль сыграла (и продолжает играть) русская православная церковь со своей консервативностью и лицемерием. Плюс крестьянское наследие. В большинстве они крайне закрытые люди. Это свойственно крестьянам не только России, но и, скажем, Франции, Америки. Пока еще сильно ощущение постыдности в эротике. Взять и проехаться в метро с журналом PLAYBOY пока не представляется возможным. И это противоестественно, конечно. Потому что наслаждаться красотой женского тела – нормально, хорошо. К сожалению, у нас нет PLAYBOY для женщин. Но уверен, он пользовался бы успехом.

ИВАНЕНКО В принципе таких журналов для женщин нет не только в России.

ПОЗНЕР Это правда. Считается, что женщинам подобная периодика неинтересна. Причем это исключительно мужское мнение. Равно как мужчина решает, делать женщинам аборты или нет. Меня это поражает! Ведь переспать – это легко, а вот как дальше быть – здесь только мужчины решают. У нас это движение тоже набирает силу. Это странно.

ИВАНЕНКО Вы плейбой, Владимир Владимирович?

ПОЗНЕР Давайте для начала опишем этого героя. Во-первых, это человек богатый. Он не работает, а развлекается. У него всех этих предметов роскоши, о которых мы говорили в начале разговора, – в достатке. Одевается модно и ярко, показушный – это никак не скрывается, ведь человек он нескромный. И, безусловно, объект внимания женщин. Это основа. Он может быть умным, а может и не совсем. Но, скажем, представить, что у плейбоя нет денег, нельзя. Потому что вся та атрибутика, которая его окружает, требует финансов. Это тусовочный человек, но он придерживается определенного круга людей. И когда вы спрашиваете, плейбой ли я… Тусоваться, как сейчас говорят, я не люблю. Если и хожу на мероприятия, презентации, то ненадолго, «благодаря» супруге. Она у меня в шоу-бизнесе, и для нее это профессиональная необходимость. Есть ли у меня деньги? Есть. Люблю ли я красиво одеваться? Да. В молодости я пользовался несомненным успехом у дам. Но все-таки плейбоем по менталитету себя не считаю. Всегда много работал, знаю цену вещам и деньгам.

ИВАНЕНКО А проиграть огромную сумму в казино Монако?

ПОЗНЕР Никогда! Вы знаете, я не игрок. Вернее, я втайне игрок.

ИВАНЕНКО Боитесь проиграться в пух и прах? Заложить квартиру…

 ПОЗНЕР: Именно! (Смеется.) Натура увлекающаяся. Поэтому много занимаюсь спортом. Играю на счет, на интерес. В этой области я отрываюсь. Хотя могу поспорить на большие деньги. 

ИВАНЕНКО Так! Подробнее.

ПОЗНЕР Ну ладно, большие деньги – это относительно. Недавно я с приятелем поспорил. Не сошлись в том, кто станет президентом России. Спорили на ящик французского вина White Horse. Бутылка стоит тысячу евро. 12 бутылок в ящике. Вот и считайте.

ИВАНЕНКО Дайте знать, если ящик окажется у вас! А пока поговорим о грусти. А именно о так называемой рублевской грусти. Я не единожды слышал от олигархов следующее: «Купил новую машину – и не радует», «Вроде есть все у меня, но эмоций никаких». А зачем тогда все это, Владимир Владимирович?

ПОЗНЕР Прежде всего давайте забудем слово «олигарх». Их нет в России, как нет в Европе и в Америке, потому что олигарх – это не только богатый человек, но это человек, имеющий политическую власть. Они были у нас. Но их больше нет. Давайте назовем необыкновенно богатых людей тайкунами. Так вот, я совсем не тайкун, но могу себе позволить хорошие вещи и получаю от этого удовольствие. Вот купил квартиру в Париже и просто жду не дождусь того дня, когда приеду и переночую в ней. Или когда мы семьей едем в отпуск – а зачастую это весьма дорогое удовольствие, – то уже само предвкушение вызывает радость. Или не так давно (я понимаю, что это несоразмерно с тем, о чем вы говорите, но…) я, поскольку увлекаюсь фотографией, приобрел Leica М9. Колоссальное удовольствие держать эту тяжеленькую компактную камеру в руках!

ИВАНЕНКО Видимо, печаль присуща только российским тайкунам?

ПОЗНЕР Мы создали новый класс капи-талистов. Это люди, которые сами ничего не создали, сами денег не заработали. Если вспомнить первых американских богачей, или, как их раньше называли, баронов-грабителей – Джона Рокфеллера, Дж. П. Моргана, Генри Форда, многих других, – они начинали с нуля. Да, у кого-то из них руки в крови, но они все создали сами. А здесь люди получили многомиллиардные дела просто за бесценок. Они ничего не создали. Кое-кто сумел управиться со сверхдоходами, а кто-то все потерял. И ни у одного нет удовлетворения, мол, смотрите, – это создал я.Поэтому и от денег нет радости.

ИВАНЕНКО Знаю, что вы примерный отец и дедушка. У вас есть собственная система воспитания?

ПОЗНЕР Иногда, сами того не понимая, мы переносим на детей то, что делали наши родители с нами. Несправедливое обращение – особенно. К счастью, я понял это рано, когда моей дочери было три года. Вот поймал себя, и мне стало жутко неловко, стыдно. Детей надо любить и баловать. А значит, тискать, брать в руки, но вместе с тем их надо воспитывать таким образом, чтобы они понимали: есть вещи, которые делать нельзя. Но в основе всегда – любовь.

ИВАНЕНКО А машина за 200 тысяч евро на 18-летие – это любовь?

ПОЗНЕР Это может быть и любовь. Но последствия ее очень нехорошие. Человек должен понимать, откуда что берется. Когда я рос в Америке, было положено получать от родителей карманные деньги. Но за это надо было хлопотать по дому: каждый день убирать со стола, по субботам – всем чистить туфли и так далее. Когда я заявил отцу, что мне маловато денег, он сказал: «Я все понимаю. Найди работу». А мне 9 лет. Я вышел на улицу, повернул за угол, где стоял киоск со всякой мелочью и прессой. Хозяин лавки Сэм взял меня разносчиком газет. Ежедневно в 5.30 утра мне приходилось разносить газеты. Мне не платили, но я забирал себе все чаевые. И на Рождество я заработал сто долларов! На дворе 1943 год. В переводе на нынешний курс это около $2000. Я купил шикарный велосипед с корзиной и дальше развозил газеты, а не разносил. Как я им гордился! Представьте только: мне не подарили, я сам заработал на велосипед! Но однажды я опоздал на работу. Начал оправдываться: «Сэм, извини, были гости, лег поздно…» Сэм лишь похлопал меня по спине и сказал: «Ты не переживай, друг мой. Просто в следующий раз, когда проспишь, не приходи. Есть один мальчик, он очень хочет твою работу». Вот это воспитание! Эффект гораздо сильнее, чем если бы он наорал на меня или пристыдил.

ИВАНЕНКО Вы вспоминаете эти слова Сэма и сейчас?

ПОЗНЕР Всегда их помню! Это урок, который не забывается.

ИВАНЕНКО Видимо, как и фразу из вашего любимого фильма «Пролетая над гнездом кукушки»: «Но я хотя бы попробовал это сделать!» А что еще вы планируете попробовать в этой жизни?

ПОЗНЕР А этого никто не знает. Если в каком-то интересном, по моему мнению, деле есть выбор между «нет» и «да», то я всегда выбираю «да».

ИВАНЕНКО Важно понимать читателям журнала, чем живет Владимир Познер: что читает, слушает, смотрит…

ПОЗНЕР Из литературы политической меня потрясла книга «Мертвая рука» американского журналиста Дэвида Хоффмана. Это история и последствия холодной войны. А из художественной – вещь под названием «Заяц с янтарными глазами». Поразительная книга! Но я ее стал читать после того, как много-много слышал о ней. Мне некогда тратить время на ерунду. Я читаю классику, которую не успел прочитать в свое время. Например, «Братья Карамазовы». Я когда перечитал это произведение, был в состоянии культурного шока. Ну как Федор Михайлович залез так глубоко в душу и понял, где в жизни дерьмо, а где свет? Что касается новой русской литературы, я очень жду. Пусть устоится, тогда и почитаю. В кино сейчас ничего выдающегося. Был Феллини, Антониони... А сейчас если попросите что-то посоветовать, то я ничего не посоветую. Зато буквально на днях был в Берлине. Моя дочь, пианист и композитор, потащила меня на репетицию Восьмой симфонии Густава Малера, или «Симфонии для тысячи исполнителей» (три хора и большой симфонический оркестр – более 600 человек). Грандиозное зрелище. Когда прозвучала последняя нота, примерно секунд десять зал оглушало молчание. А потом всплеск аплодисментов, кто-то плакал… Это чистая эмоция.

PLAYBOY Хочу отметить ваши замечательные проекты «Одноэтажная Америка» и «Тур де Франс» с Иваном Ургантом. Куда планируете отправиться дальше?

ПОЗНЕР Мы уже смонтировали цикл об Италии. Но с этой страной не все так просто. Если Франция – моя родная страна, я понимаю, как сделать хороший фильм. А что Италия? Ну, пицца, паста, веселые люди, тепло, апельсины. И что? Поэтому мы решили взять интервью у 15-20 видных итальянцев и по ходу разговора задавать два вопроса: «Если бы я мог поехать в одно-единственное место в Италии, куда посоветуете отправиться?» и «Какое одно итальянское блюдо обязательно стоит попробовать и где его лучше всего готовят?». Далее по этим рекомендациям мы и отправились в тур. Так у нас получился 10-серийный фильм об этой стране.

ИВАНЕНКО Позвольте тогда и вам задать эти же два вопроса из вашей передачи: одно место в России, обязательное к посещению, и одно блюдо, которое стоит попробовать.

ПОЗНЕР (После продолжительной паузы.) Насчет блюд – сложно. Я не считаю, что русская кухня уж чем-то выделяется. Для меня самое вкусное – хорошо сделанные пельмени.

PLAYBOY Из тоненького теста?

ПОЗНЕР Обязательно! Из трех видов мяса, все как полагается. Необыкновенно вкусно. Я еще больше люблю хинкали, но это Грузия. Еще больше борщ – но это Украина. Скорее всего, я бы поехал за Урал и там бы пробовал настоящие русские пельмени. Что же касается места. Однажды со мной случилось невероятное: я на вертолете пронесся над шпилем Адмиралтейства в Питере. И красота эта, ох…

ИВАНЕНКО Владимир Владимирович: спасибо, было интересно.

Ссылка 

Новости партнеров

Кэш:0.21MB/0.00059 sec