Главная » Реплики » О падении Берлинской стены

О падении Берлинской стены

9 ноября 1989 года пала Берлинская стена, о чем сегодня говорят абсолютно все во всем мире. Сегодня вечером в Париже на Площади согласия состоится грандиозный праздник в связи с этим 20-летием. Хотя это, действительно, будет на Площади согласия, но согласия нет в одном вопросе, а именно: а кто, собственно, есть тот человек, который привел к падению Берлинской стены? Опросы общественного мнения в США показывают, что 90% американцев считает, что эта заслуга принадлежит Рональду Рейгану, сказавшему "Мистер Горбачев, разрушьте эту стену", а также занявшему очень жесткую позицию в отношении Советского Союза. Те же опросы, проведенные в Европе, показывают, что 99% населения считают, что на самом деле это европейская политика, выраженная Колем, с одной стороны, и Миттераном с другой. То есть политика, которая называлась "Real politic" - направленная не на конфронтацию, а на то, чтобы как-то договориться, именно эта политика и привела к падению Берлинской стены.

Я же придерживаюсь другой точки зрения. Представьте на одну секундочку, что в марте 1985 года генеральным секретарем ЦК КПСС на Политбюро избран был не Горбачев, а, скажем, Гришин или, не дай Бог, Романов. Мне говорят: "История не знает сослагательного наклонения", что правда. Действительно - что случилось, то и случилось. Но все-таки этот вопрос можно обсудить. Если б не было Горбачева, то что могло бы быть? На мой взгляд, вот что. Ведь, СССР находился, в общем, в абсолютно проигрышном положении: экономически все больше отставал как от США, так и от Европы, даже от Китая. Сплошной дефицит. Все так называемые соцстраны хотели выйти из этого соцлагеря, который все больше напоминал тюрьму. Вспомните, что было в Польше, как один пример. Советские республики, особенно республики прибалтийские, тоже мечтали, как бы выйти. В самой Германии народ, я имею в виду в ГДР, совершенно уже хотел объединения. Вот эти чувства уйти-уйти, объединиться и так далее хлестали через край. Что можно было с этим сделать, если бы не Горбачев, а кто-то другой? Да очень просто – применить силу. Это мы делали не раз – делали в Венгрии в 1956 году, делали в Чехословакии в 1968 году, были готовы это сделать, конечно, и в Польше. Если бы применили силу – а я думаю, что выхода бы другого не было – в скорости началась бы Третья мировая война.

Все дело в том, что был Горбачев. И для меня совершенно очевидно, что именно его заслуга в том, что не пошел на конфронтацию, не пошел на столкновение, а согласился на то, что согласился. Я думаю, что ему за это должны быть благодарны сотни миллионов людей. Это мое абсолютное убеждение. Сегодня – 20-летие этого события, лично я за него выпью. А вы?

Новости партнеров