Главная » Видео » Старый телевизор » Времена » Видеокамеры наблюдения на дорогах

Видеокамеры наблюдения на дорогах

ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер. Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что в течение последних нескольких недель самое популярное и часто произносимое слово в России, это слово "футбол". Ну, все хорошее когда-нибудь кончается. Я думаю, что завтра, послезавтра футбольные страсти все-таки улягутся, и тогда возникнет новое слово, пожалуй, может возникнуть, тоже иностранного происхождения, хотя гораздо менее знакомое. Слово это звучит так. Оно происходит от латинского, звучит таким образом - "промилле". 0,3 промилле - именно столько алкоголя может содержаться в крови каждого автомобилиста нашей страны, начиная со вторника, 1 июля, красный день календаря, запомните это.

В этот день в России вступают в силу поправки в Кодекс об административных правонарушениях, касающихся, в первую очередь, многомиллионной армии водителей. Вот такая история. Кроме того, с этого дня полноправными хозяевами на дорогах страны становятся системы видеонаблюдения. Теперь нарушения на дорогах будут фиксировать фото- и видеокамеры, а квитанции о штрафе придут просто по почте, придут к вам домой, я не знаю, на работу, в общем, таким образом. Усложнят или упростят все эти меры жизнь простого автолюбителя? Как скажутся они на статистике дорожно-транспортных происшествий, даже не на статистике, пожалуй, а на реальном положении, лучше так? И, пожалуй, главное, готовы ли к введению новых правил сотрудники ГИБДД? Сами-то они готовы? И судебная система наша к этому готова? И не окажется ли, что в какой-то степени мы с вами, я имею в виду водителей, конечно, коим я являюсь, в какой-то степени будем, что ли, подопытными кроликами, на нас будут отрабатывать то, что может быть еще не совсем готово.

С большинством гостей, которые сидят сегодня за столом программы "Времена", мы уже встречались примерно по этой тематике не так уж давно, это было несколько месяцев назад. Тогда состоялся откровенный, на мой взгляд, открытый разговор. Я очень надеюсь, что и сегодня он будет таким же. Я представляю вам гостей, как всегда, справа от себя и против часовой стрелки - заместитель начальника Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД РФ Владимир Викторович Кузин. Добрый вечер. Следующий за ним председатель Комитета ГД по безопасности, генерал-полковник милиции Владимир Абдуалиевич Васильев.

Строго напротив меня член Совета Федерации, начальник Главного управления ГИБДД МВД РФ с 1990 по 2003 годы Владимир Александрович Федоров. Рядом с ним председатель Комиссии Общественной палаты по контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы Анатолий Григорьевич Кучерена. И рядом со мной заместитель главного редактора журнала "За рулем" Игорь Александрович Моржаретто. Всем вам добрый вечер.

Владимир Викторович, начну, наверное, с вас. Хочу процитировать слова вашего руководителя Виктора Николаевича Кирьянова. "Мы посмотрели около 5 тысяч нарушений, которые у нас сегодня выявлены и там, где камеры уже стоят. И вот эти нарушения мы попробуем отработать". "Попробуем". Вот это меня немножко смутило. То есть закон вступает в силу через пару дней, а механизм его реализации мы еще пробуем. Как это?

[spoiler show="Читать дальше"]Владимир КУЗИН, заместитель начальника Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД РФ: Виктор Николаевич говорил о конкретном месте и конкретных выявленных нарушениях, которые происходили в тестовом режиме. Это конкретный комплекс, который стоит на улицах города Москвы. В течение суток семь камер, которые стоят там, в одном месте, в комплексе, они зафиксировали 5 тысяч нарушений скоростного режима с превышением скорости плюс 10 километров в час, начиная с 70 и выше. Конечно, это довольно-таки большой объем, массив, об этом шла и речь, о том, что мы их сейчас попробуем обработать так, чтобы они нормально уже обрабатывались с 1 июля. Об этом исключительно шла речь. Потому что эти комплексы на самом деле в Москве работают уже больше года в тестовом режиме, они начинали еще в конце 2006 года.

Цель их была несколько иная, но когда уже было принято решение, и был внесен законопроект в ГД, предусматривающий фото-, видео-фиксацию приборов, работающих в автоматическом режиме, тогда эти камеры уже перестроили под работу в возможном варианте, и начиналась наработка. Много было моментов связано, сложностей с производителями, с установками, огромное количество. Но, тем не менее, на сегодняшний день мы практически вышли с уже готовым продуктом, который 2 июля утром сможет выдать уже порцию постановлений, которые будут отпечатаны. И будут проверены соответствующим должностным лицом, которое будет находиться на рабочем месте, удостоверены, вложены в конверт и направлены нарушителю.

ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, это только нарушения скорости?

Владимир КУЗИН: На начальном этапе мы планируем работать исключительно по скоростному режиму, за исключением Краснодара. Краснодар, они тоже сейчас запускают, у них предусмотрена, в том числе, фиксация нарушений, связанных с запрещающим сигналом светофора. Правда, хочу оговориться...

ВЕДУЩИЙ: А что, в Краснодаре любят на красный свет, что ли?

Владимир КУЗИН: На пешеходном переходе. Не сам перекресток, а где пешеходный переход.

ВЕДУЩИЙ: Ладно. Даже не знаю, как лучше вас спросить... Люди стали лучше ездить? Поскольку мы встречались с вами в феврале, когда было ужесточение санкций, какая-то динамика позитивная есть?

Владимир КУЗИН: Динамика есть, она видна даже не на цифрах, а визуально. Те, кто постоянно движутся в условиях города, они видят следующие вещи. Первое - это ремни безопасности. Заметно стало, резко увеличилось, мы можем говорить, практически, наверное, уже 50 процентов пристегиваются. Значительно снизилось число выездов на встречную полосу. Значительно снизилось, это подтверждается цифрами.

Понятно, что усиление ответственности это не панацея в целом от всех бед, связанных с безопасностью дорожного движения, но, тем не менее, по итогам пяти месяцев у нас снижение аварийности по аналогичному периоду прошлого года произошло где-то порядка 8-9 процентов. Что касается ДТП в состоянии опьянения, мы начинали нашу передачу с этого момента, то здесь куда выше процент снижения, это порядка 15-17 процентов. Это существенно влияет, вот это ужесточение, на подобное негативное поведение.

ВЕДУЩИЙ: Владимир Абдуалиевич, как раз насчет опьянения и прочего. Вот эта мера, которая принята, ГД утвердила этот закон. Что такое 0,3 промилле? Это может быть что, порядка 30 граммов водки что ли или кружки пива, что-то такое?

Владимир ВАСИЛЬЕВ, председатель комитета ГД по безопасности, фракция "Единая Россия": Полбокала вина.

ВЕДУЩИЙ: Полбокала вина. Когда принимали закон, учитывали, что вообще для русского человека эта норма, полбокала вина, какая-то несерьезная. Это не провокация?

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Когда эту норму действительно прописывали, было много вопросов, много советовались постоянно. Кстати говоря, наша позиция была 0,5 промилле.

ВЕДУЩИЙ: Промилле только, а то некоторые подумают, что 0,5 - другое.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Промилле, вы уже говорили правильно абсолютно. Сейчас мы начинаем уже этой категорией апеллировать, она входит в наш язык. И все-таки приняли решение 0,3.

ВЕДУЩИЙ: А почему не 0,5?

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Оказалось, что наши критики, которые нас критиковали, в общем, потом говорили о том, что вообще нужно запретить, то есть не провоцировать, как вы говорите. У нас очень темное радикальное мышление, на мой взгляд, и восприятие происходящего. Люди, когда их самих не касается, они хотят очень радикальных мер. Когда же это касается их, то тут уже совершенно другая реакция. Поэтому сейчас посмотрим, как будет работать система. Потому что есть и 0,8 промилле, я знаю, практику в мире. Это тонкая очень тема и грань такая небольшая. Но то, что было сказано, и мы сами действительно видим и по рассказам, и по личным впечатлениям, люди стали реже употреблять алкоголь за рулем. Это уже хорошо.

ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, во-первых, насколько я знаю, если я не прав, то, конечно, меня поправите, но мне кажется, что вы всегда были вообще противником каких-либо промилле. То есть либо человек вообще, как говорится, сухой, либо он мокрый.

Владимир ФЕДОРОВ, член Совета Федерации РФ: К сожалению, должен вас поправить, потому что последние 15 лет я как раз бьюсь за введение промилле.

ВЕДУЩИЙ: Почему?

Владимир ФЕДОРОВ: Некоторые ваши коллеги даже писали статьи под заголовками "Начальник ГАИ России ратует за пьянство за рулем", примерно так.

ВЕДУЩИЙ: Это не мои коллеги. Я шучу.

Владимир ФЕДОРОВ: Журналисты. Во-первых, должен сказать, что этим актом с 1 июля мы, наконец-то, присоединяемся практически к полному исполнению международного законодательства.

Наша страна еще в 1968 году подписала конвенцию о дорожном движении, где четко записано, что каждая страна должна установить в своем законодательстве уровень алкоголя в крови. Это первое.

Второй момент. Практически северные страны изобрели вот этот подход в промиллях. То есть первые ограничения алкоголя в крови ввела в свое время в 30-х годах Швеция и Норвегия. То есть как раз народ, где, в общем-то, умеют выпивать и любят это дело наравне с нами, а может быть где-то и даже больше.

ВЕДУЩИЙ: И Финляндия тоже в этом деле.

Владимир ФЕДОРОВ: То есть появляется конкретное объективное доказательство, в каком состоянии находится человек. Начинали, как правило, все-таки с 0,5-0,8, но на протяжении последних 20 лет практически все страны Европы подошли к 0,3 промиллям, хотя есть сегодня и жестче. Та же Швеция 0,2 уже промилле.

ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, все-таки дело это тонкое: 0,3, 0,2, 0,4. Если аппарат не совсем точно дает показания, потом есть индивидуальные показания, у кого как срабатывает. Наконец, есть лекарства, содержащие какие-то элементы. Вот не дается ли здесь большой простор творческий?

Владимир ФЕДОРОВ: Нет, здесь простора как раз не будет, те же лекарства 0,3 промиллями уже, так сказать, уходят, они не превысят любые лекарства. Но это дает и дальнейший простор для законотворчества. Многие страны строят свое законодательство уже в зависимости от промиллей, в частности та же Литва, у них четыре градации в законодательстве, до 0,5 промилле у них ответственность не только в виде лишения, но может быть и в виде штрафа.

ВЕДУЩИЙ: Но мы это сделали, мы этот закон.

Владимир ФЕДОРОВ: Мы сделали первый шаг.

ВЕДУЩИЙ: Мы закон принимаем этот, чтобы быть на таком международном уровне или есть какие-то более веские причины?

Владимир ФЕДОРОВ: Более веская, чтобы были объективные доказательства нахождения в нетрезвом состоянии.

ВЕДУЩИЙ: А совсем запрещать, мы считаем, не следует? Это уже права человека вступают в силу.

Владимир ФЕДОРОВ: У человека в крови всегда имеется какой-то алкоголь, в тех же лекарствах и так далее.

ВЕДУЩИЙ: Полбокала вина выпить. Согласен. Хорошо. Это такая, знаете ли, человеколюбивая какая-то вещь выходит.

Владимир ФЕДОРОВ: Стараемся.

Владимир КУЗИН: Я можно добавлю к этому моменту буквально несколько слов. Действительно ведь введено не для того, чтобы позволить пить. Есть правила дорожного движения: управление транспортным средством в состоянии опьянения категорически запрещено. Есть норма, это конституция для водителей. Это первое.

Есть исследования НИИ наркологии Минздрава, которые говорят о том, что в любом организме человека в условиях естественного брожения наблюдаются остаточные явления алкоголя, они различной степени бывают от употребления лекарств и многих вещей. Поэтому, естественно, для того, чтобы отчленить четко естественное наличие и искусственно принятое, должна быть некая градация. Вот эта градация была установлена.

Более того, я хочу довести до сведения всех, что буквально день назад премьером правительства Российской Федерации было подписано постановление о порядке освидетельствования алкогольного опьянения и там прописано то, что вы сказали, что при установлении состояния опьянения, определения предельной дозы обязательно должна учитываться погрешность прибора, которую указывает производитель. Это основной момент. То есть, если 0,3, то, если прибор дает, допустим, погрешность 0,01, соответственно, уже будет только с 0,31. Это обязательно отражается в соответствующем документе.

ВЕДУЩИЙ: Это все звучит замечательно. То есть, вы поймите меня правильно, я не выступаю ни против, ни за, наверное, а просто слушаю и думаю то, что вы мне говорите. Все-таки допускает возможность разных игр с этим делом, и наверняка они будут, тут никуда не денешься. Но посмотрим окончательный результат.

Владимир ФЕДОРОВ: С играми будет сложнее, потому что все приборы, они еще вдобавок и четко засекают ту цифру, которая произошла при продувании. То есть она фиксируется в приборе, она выдается как распечатка, и потом уже инспектору играть с этой цифрой будет довольно сложно. Любой руководитель спросить: у тебя продули 5 человек сегодня, 4 пробы зашкалили, где 4 протокола, где эти люди, которые были тобой задержаны. То есть здесь как раз эти игры, "дыхни в карман, и разбежимся", они уже в меньшей степени будут.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Вопрос к Анатолию Григорьевичу. Вы, как член Общественной палаты, как вы считаете, мнение общества каким-то образом учитывалось, когда принимались эти законы? Вообще, вы как к ним относитесь? Нет ли у вас опасений каких-либо? В смысле, как будет происходить реально освидетельствование и так далее?

Анатолий КУЧЕРЕНА, член Общественной палаты РФ: Конечно, я должен сказать, мы, безусловно, встречались и очень часто, когда был законопроект, мы, в том числе с общественными организациями, автомобилистами, мы и в ГД неоднократно с Владимиром Абдуалиевичем в его комитете встречались. И много очень споров было, вокруг особенно поправок касательно фото- и видео-фиксации. Потому что надо признать, конечно, что введением таких поправок мы, прежде всего, отменяем презумпцию невиновности.

То есть человек, владелец автомобиля, получив квитанцию, если он не сидел за рулем своего автомобиля, он должен доказывать, ходить, либо к должностному лицу, либо в суд, ходить и доказывать, что он не сидел за рулем автомобиля. Это достаточно серьезная проблема, причем мы сегодня приняли решение, и мы общались с Виктором Николаевичем, с Владимиром Викторовичем на эту тему. Мы буквально на днях выезжали и смотрели так называемый пилотный проект на базе московского ГИБДД, как это работает в режиме реального времени. Я вам должен показать, у нас даже есть специальный протокол, который будет дорабатываться еще. Вот такое постановление будет, так будет фото-, видео-фиксация. И для нас принципиально важно, вот видите, когда сфотографировано, чтобы не было видно лица человека.

Это важный вопрос, поскольку по закону мы считаем, что если будет видно лицо человека, это нарушает его права, то есть право на личную, частную жизнь. Кстати, такая практика существует во многих странах мира. Поэтому, конечно же, мы приняли решение на сегодняшний день, в том числе открыть горячую линию в Общественной палате РФ, если можно, я назову телефон.

ВЕДУЩИЙ: Да, пожалуйста.

Анатолий КУЧЕРЕНА: 221-83-62. Этот телефон будет работать каждый день. Я вчера проводил встречу с экспертами и с юристами, которые будут в качестве операторов и специалистов сидеть на этих телефонах. Будет еще один дополнительно объявлен телефон, но мы его объявим по Интернету. Для того чтобы собирать информацию от граждан, автолюбителей. И нам вместе с руководством Департамента МВД по безопасности дорожного движения будет интересно, как у нас внедряются новые нормы, в частности нормы, которые внесены в Кодекс об административных правонарушениях.

ВЕДУЩИЙ: Вы можете рассказать, что произойдет? Вот я позвонил по этому номеру, отвечает какой-то человек и дальше?

Анатолий КУЧЕРЕНА: Дальше все зависит от информации, которая поступает. Если информация требует экстренного вмешательства, мы договорились с Виктором Николаевичем Кирьяновым, что будет специальный офицер, специальный сотрудник департамента, у нас будет соответствующий телефон, где мы выдаем информацию в департамент и, если требуется выезд, требуется вмешательство, они немедленно выезжают. Для нас это важный очень вопрос, потому что люди сегодня, с введением новых норм, многие не понимают, что это такое. Тем более, если говорить об определенной дозе спиртного, вы правильно сказали, здесь есть опасность, что, возможно, это и некие провокационные (мы тоже об этом говорили) элементы. Потому что возможны здесь злоупотребления.

Поэтому мой совет, лучше не пить вообще. То есть, если садишься за руль, лучше не пить. Потому что наша задача сегодня, в свете тех поправок, которые планируются и в Уголовный Кодекс, и в Административный, и в Гражданский, в свете противодействия коррупции, нам принципиально важно сегодня... Для чего это все делается? Чтобы меньше было контактов гражданина с сотрудником ГИБДД. Нам очень важно, почему мы и решили открыть эту горячую линию, как это происходит, чтобы мы могли помочь гражданину разобраться в очень сложных вопросах.

ВЕДУЩИЙ: Мы сейчас уйдем на рекламу, но я хотел бы перед рекламой поставить два-три вопроса, над которыми я прошу вас подумать.

Вопрос номер один. Все-таки приняли все эти законы, они будут действовать. Насколько на самом деле они выполнимы? Насколько к ним готовы? Потому что, если за одни сутки 5 тысяч нарушений было обнаружено семью камерами в Москве, то, как это вообще будет происходить, каким образом? А по стране, что это будет? И сколько это будет стоить? Вообще, это ряд вопросов.

Во-вторых, в какой степени все-таки мои права гражданина, скажем, нарушаются или не нарушаются и насколько это берется в расчет? Еще мы не говорили с вами, как представителем весьма популярного журнала, который читают очень многие люди, которые сидят за рулем, так что я к вам обращусь.

ВЕДУЩИЙ: Игорь Александрович, несколько мелких вопросов. Первый: на ваш взгляд, введение 0,3 промилле и так далее, это взяткоемкий момент или напротив?

Игорь МОРЖАРЕТТО, заместитель главного редактора журнала "За рулем": Я считаю, что это благо большое, то, что у нас появилось.

ВЕДУЩИЙ: Благо?

Игорь МОРЖАРЕТТО: Безусловно, это благо, потому что уже говорили, есть естественный фон, есть погрешность прибора. Это во всем мире принято. Главное - объяснить людям, что это не значит, что можно пить. Это означает только то, что более точную какую-то можно поставить градацию, пьян или не пьян. Это, мы считаем, благо.

ВЕДУЩИЙ: Вопрос другой. У нас есть ограничение скорости в городе - 60 километров в час. Возьмем третье кольцо. Ночь. Пусто. Четыре полосы. 60 километров в час никто не ездит, просто вообще нет, не может быть, 90, 100, 110. Как вы считаете, нельзя ли разработать какую-то систему, я не знаю, в зависимости от времени суток, когда как-то не так очевидно было бы, что эта норма провоцирует даже в какой-то степени.

Игорь МОРЖАРЕТТО: Теоретически, я думаю, наверное, можно поставить какое-то условное разрешение ночью для того, чтобы скорость была выше. Вопрос технический, я думаю, что это можно сейчас сделать.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Большинство аварий происходит как раз в пьяном виде.

ВЕДУЩИЙ: В пьяном виде.

Анатолий КУЧЕРЕНА: В пьяном виде ночью больше всего аварий.

Владимир КУЗИН: Не совсем так. Провокация... Вспомните, по городу Москве, когда ролик интересный крутили в Интернете, когда ребята молодые устраивали гонки по Садовому Кольцу, кто быстрее, свыше скорость 250. Потом разбились двое. Если мы дадим, так сказать, какие-то возможности чисто теоретически, то они будут повторяться регулярно. Правила - есть правила, их нужно соблюдать.

ВЕДУЩИЙ: Это правильно.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Есть подход и другой, кстати. Мы сейчас говорим, допустим, правила - есть правила. А кто сказал, что эти правила совершенны? Это раз.

Теперь. Дорога должна обеспечивать главную задачу, то есть скорость движения. Это кровеносная система нашей экономики. Если мы сейчас перекроем движение, оно у нас и так медленное очень, особенно грузов, да и пассажиров, как мы убеждаемся, чего мы получим? Мы рассчитываем лучшую жизнь получить, а это часть экономики неразрывная. И здесь тот, кто регулирует, должен нести ответственность за это. Надо связывать эти вещи. А то получается, один увеличивает штрафы как бы, а другой не может обеспечить движение по дороге. Это комплексная система. Но то, что вы говорите, совершенно правильно. Мы можем сейчас и должны эти вещи пересматривать, надо уходить от этих традиций.

Те ограничения дневные, которые понятны, возле школы работающей, абсолютно понятны в режиме работы школы. Но когда школа не работает на каникулах, почему они работают? Этого не убирают, нет гибкой системы.

Владимир ФЕДОРОВ: Мировой опыт такой есть. Вы только что сказали в кулуарах, что вы собираетесь во Францию. Бульвар Периферик. Все дороги с беспрерывным движением, там, где нет пересечения с другими транспортными потоками и пешеходами, вполне можно сегодня повышать скорость и не только в дневное время.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Правильно и надо это делать.

Владимир ФЕДОРОВ: Это надо вводить в правила спокойно, но для этого, конечно, должно быть одно условие - отсутствие пересечения с пересекающими потоками и пешеходов. Более того, вся Европа сегодня перешла на 50 километров в час в городах, но имеется в виду при наличии магистралей непрерывного движения. Если взять Москву, то у нас такие магистрали так называемые вылитные довольно много. Вот надо в первую очередь ими заняться и их сделать магистралями непрерывного движения и тогда перспектива, что город встанет, она несколько отодвинется.

Владимир КУЗИН: Но правила дорожного движения позволяют принимать соответствующие решения органам исполнительной власти по повышению скоростного режима на отдельных участках дорог и улиц городов.

ВЕДУЩИЙ: То есть, другими словами, для этого не надо, чтобы Государственная Дума заседала и так далее, правда же.

Игорь МОРЖАРЕТТО: Есть некие исследования на городском уровне, доказательства того, что это не угрожает безопасности.

Позвольте вернуться к вопросам видео-фиксации. Я хотел высказать некое соображение. Я вчера беседовал с человеком, который попросил мне помочь, ему уже в течение трех лет приходит квитанция на уплату транспортного налога за машину, которую сняли с учета в 1996 году. Он уже был в суде, он уже через прокуратуру. И какой-то сбой в системе идет, причем сумма меняется. Я как раз хотел вернуться к вопросу системы, базы информационной. Мне не нравится камера, которая висит на столбе, но я понимаю, что это объективная реальность, что это так надо, так во всем мире. Так же, как мне не нравится, что меня раздевают в аэропорту, но я как бы спокойно к этому отношусь.

Но меня интересует вопрос базовый. Камера сняла. У меня было, в моей автомобильной жизни 20-летней, довольно много машин. Я точно знаю, что я их все снял с учета, я могу взять справку, но я не уверен, что они не выплывут в какой-то базе. Несовершенство баз мы в прошлый раз обсуждали. К сожалению, мы вводим хорошую меру, снова хорошую, нормальную мировую меру, фото- и видео-фиксация, а единой базы автомобилей, водителей, их нарушений, угонов по-прежнему не существует. Мне кажется, тут есть очень несправедливый момент. На этой неделе наш президент подписал закон, который на 9 месяцев перенес вступление в силу поправок к закону об ОСАГО.

С 1 июля должны были вступить новые правила, когда человек приходит в свою страховую компанию за компенсацией, а не в компанию виновника, а с осени он мог и в случае мелких столкновений, когда нет жертв, когда всего два автомобиля, нет пострадавших, он мог без ГАИ разобраться. Так вот эти пункты перенесены на весну. Знаете, на каком основании? Депутат Коваль, который ратовал, он сказал, что не готова база, единая база, поэтому, если сейчас принять вот эти вещи, то это дискредитирует всю систему ОСАГО. Извините, но это одна и та же база. Это фактически одна и та же база. Вот мы вводим видео-фиксацию, это хорошее, это замечательное европейское правило, я с ним совершенно согласен. Но, извините, у нас нет нормально функционирующей базы.

Владимир КУЗИН: Я дам справочку в этой части, не нужно, так сказать, скептически относиться к данному вопросу, потому что база, зарегистрированная транспортная существует, база распределенной спецпродукции существует и активно работает. То, что вы назвали базу, это база страховых компаний, страховых случаев, это не относящаяся к базам регистрации транспортных средств, и там действительно в настоящее время из-за большого количество страховых компаний не существует соответствующей данной базы. Поэтому да, перенесли.

Что касается нас, могут быть сбои. Это как везде естественное явление, но любое обращение гражданина, оно, в соответствии с законом, по факту прихода к нему, оно тут же будет рассмотрено. Заявление о том, что не я сидел за рулем, а вот такой-то Иванов Иван Иванович, рассматривается. О том, что моя машина уже снята с учета несколько дней назад, тут же запрос в регистрационное подразделение, снята с учета, дело прекращается. То есть это все, конечно, могут сбои быть, но они будут устраняться по мере накопления опыта работы данной системы.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Мы как раз этот вопрос, когда смотрели пилотный проект несколько дней назад, мы эти все вопросы задавали. Ведь важно что? Вынести эти постановления, но должностное лицо должно подписать эти постановления. Тут электронная машина не поставит электронную подпись. Это первое.

Владимир ФЕДОРОВ: Франция пошла дальше, во Франции никто не подписывает, там машина подписывает.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Второе. Есть закон о персональных данных и этот закон, который был принят в 2006 году, он практически у нас не работает. Ведь по этому закону запрещено вообще разглашать какие-либо данные, фамилию, имя, отчество, семейное положение, имущественное положение гражданина России. Это тоже мы, кстати, обсуждали этот вопрос, и мы договорились, что как только начнет работать закон, чтобы нам посмотреть, как в этой части.

И второй, мне кажется, очень важный вопрос. Мы знаем, что у нас гуляют иногда диски наших данных, машины, имущества, всего прочего. Мы договорились, что в этом случае мы особо должны обратить внимание.

Может быть, эта информация не интересна для общества, но, тем не менее, сам факт утечки, сам факт появления дисков о правонарушителях на рынке - это серьезная проблема, которая, конечно же, не будет вызывать доверия к работе службы ГИБДД. И вопрос почты, тоже важный вопрос. Мы как раз приглашали, был руководитель Почты России. И самый важный вопрос - это когда начнут работать судебные приставы. Это самый важный вопрос. И мы знаем сегодня, что задача у главного судебного пристава, чтобы это не стало взыскать то, что должен гражданин государству либо другому гражданину. И тогда у нас непонятно, что будет. Если гражданин, допустим, не проживает по месту жительства, он отдал машину несколько лет назад, как уже было сказано, и квитанции приходят одна за другой. Накапливается энная сумма денег.

ВЕДУЩИЙ: И?

Анатолий КУЧЕРЕНА: И если он не оплачивает в течение какого-то времени, приходит судебный пристав, накладывает арест на имущество или нельзя вылететь за границу.

ВЕДУЩИЙ: Если в очень плохом городе Нью-Йорке, к примеру, вас останавливает полицейский и смотрит ваши права, он первым делом лезет в свой компьютер, который есть на каждой машине, и там сказано, есть за вами еще неуплаченные штрафы или нет. Никакой пристав, никто. Ах, есть? Он вам надевает наручники, приводит вас в отделение, и там с вами разбираются. Никаких приставов, никто, ничего. То есть мгновенно...

Анатолий КУЧЕРЕНА: Владимир Владимирович, ну мы же с вами в демократическом государстве.

ВЕДУЩИЙ: Я забыл, там нет демократии. Я не понимаю, объясните. Что, у нас не хватает оснащения?

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Мы вот так и порядка не наведем, конечно. Потому что Анатолий Григорьевич, с одной стороны, прав и, наверное, хорошо, что он сейчас, во-первых, защищает интересы наших граждан, которые действительно в этом нуждаются. Но, с другой стороны, мы порядка так не наведем. И мне кажется, то, что мы сегодня присутствуем за этим столом, представители разных как бы составляющих проблемы, мне кажется, еще очень важно, чтобы у нас оценку той работы камер проводили, как, кстати, делается во Франции, комиссионно. Там не должен быть один инспектор на одно должностное лицо. Там должны быть представители, наверное, и Общественной палаты, и других общественных организаций, чтобы эта оценка происходила в каждом случае достаточно объективно, а не представителем одной системы, допустим, ГИБДД. Кстати, там, насколько я помню, у них дорожной полиции только один представитель в комиссии. Это очень важный момент.

Теперь. Смотрите, что, мне кажется, самое главное. Мы встали на путь выполнения международных наших обязательств и путь здравого смысла. В общем-то, это точка отсчета, новый подход. Вот мы все время выражали претензии к сотрудникам ГАИ. Заметьте, сейчас появляется возможность убрать сотрудника ГИБДД вообще из конфликта, из участия в этой ситуации. И мы их спасаем и люди, так сказать, оказываются в таком положении. Но, смотрите, что происходит.

Огромное количество нарушений за короткий режим, и в то же время, когда посмотрели на скорость, где на 40, оказалось их не так много. Значит, нам сейчас придется вот так по ходу менять наше представление и стереотипы. Допустим, система ГИБДД долгие годы работала на выявление нарушений, не задумываясь о том, как это сказывается на скоростном режиме и на экономике страны. И тут есть обратная связь. Есть последствия первого и второго порядка. Сейчас придется это все уводить в единую схему, которая по мере ее движения будет совершенствоваться. У нас действительно нет единой информационной системы, которая бы позволила вовлечь и страховку.

Я сейчас за коллегу хочу вступиться, он правильно говорит, кстати, потому что он еще возглавляет союз страховщиков, и он прав, что здесь действительно он не хочет скомпрометировать это важное дело. Поэтому и пошли на это решение. Хорошо, что взвешенно. Но нам предстоит всем вместе сейчас, двигаясь по этому пути, первое, исходить из того, что не внутренние интересы ГИБДД либо какой-то другой службы, а общественные интересы по большому счету, это должно происходить публично, тогда нас будут поддерживать. И далее надо шаг за шагом выстраивать систему так, чтобы она была эффективной, понятной и справедливой, что самое главное. И здесь очень важный момент, я еще раз повторяю, вот это комиссионность и открытость.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Мы с вами неоднократно возвращаемся к тем законам, которые были приняты ранее, и мы видим с вами, как некоторые законы все-таки нарушают фундаментальные права человека. И мы это должны делать сегодня не ради того, чтобы обязательно принять закон и все. Мы это должны обсуждать, в том числе с обществом, то, что мы делали с вами. И, конечно же, возможно, безусловно, будут и в дальнейшем изменения, но это важный вопрос.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Вы абсолютно правы.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Тогда мы с вами давайте забудем о правах человека. Давайте посмотрим, что в других странах. Ведь они вынуждены тоже пересматривать свои законы.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Давайте посмотрим. Вы сейчас говорите, права человека.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Это главный вопрос.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: И только что приводили пример. И вот тот же пример, когда мы фотографируем машину сзади, но не спереди, боже упаси. А чего мы боимся? Мир это делает. Несколько разводов, которые возникли, понятно, это вопрос.

Анатолий КУЧЕР: Подождите, у нас есть Конституция, основной закон. Что значит, чего мы боимся? Я, извините, живу частной жизнью. Я вышел из своего офиса и куда хочу, туда и поехал. Почему меня должны фотографировать и потом использовать непонятно как?

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Здесь один вопрос. Фотографировать не должны. Но когда нарушаешь правила установленные, тогда фотографируют, естественно. Фотографируется, нарушение фиксируется, а другого способа нет.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Совершенно верно, нарушения.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Мы закон приняли.

ВЕДУЩИЙ: А что, если ввести маску, когда ты за рулем...

Анатолий КУЧЕРЕНА: Вы знаете, у меня есть один знакомый, который садится в джип, он за руль не садится сам, садится за водителем, и одевает каску. Боится.

ВЕДУЩИЙ: Я все-таки хочу задать серьезный вопрос. Почти треть автомобилей, по крайней мере, в Москве точно, они по доверенности. По доверенности, потому что поставить машину, снять машину с учета по-прежнему, простите за выражение, геморрой такой, что не дай бог. Это два дня отдай, люди не хотят, им некогда. А если что-то происходит с машиной, виноват хозяин.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Конечно, владелец автомобиля.

ВЕДУЩИЙ: И как же?

Владимир КУЗИН: На самом деле немножко вы сгустили краски, на самом деле не треть, а намного меньше. Это началось снижение числа выданных доверенностей после того, как ввели транспортный налог, когда исключительно к собственнику приходит транспортный налог. Об этом уже говорилось. И вот у него возникает головная боль, что делать, либо самому платить транспортный налог, либо бегать искать того человека, которому он отдал машину. С этого момента началось.

Во-вторых, когда ввели закон об ОСАГО. Обязательное условие, если выдан полис об ограниченном круге лиц, в наличие указывается лицо, которое может управлять. Обязательное условие доверенности. То есть человек все равно знает. Кроме того, закон говорит о том, что если ты не признаешь за собой это нарушение, приди и предъяви сведения о том, кому ты передал машину. Поэтому человек, который владеет источником повышенной опасности, как оружие, должен нести определенную ответственность.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Я должен доказать, что не я, а Иванов сидел за рулем.

ВЕДУЩИЙ: Вы же знаете это лучше меня. Вообще, за рубежом существует это понятие "машина по доверенности"?

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Нет, конечно.

Владимир КУЗИН: Нет.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Владимир Владимирович, хорошо, а чем неудобна для нас эта форма? Вот у нас нет времени, зачем она нужна?

ВЕДУЩИЙ: Что значит, нет времени? Надо сделать так, чтобы это не занимало времени.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Давайте доверенность на оружие будем вызывать.

Владимир КУЗИН: Анатолий Григорьевич, вы юрист, вы знаете, есть устная форма...

Анатолий КУЧЕРЕНА: Да дело не в этом.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Анатолий Григорьевич, один пример. Угонщик за рулем, вот ситуация. Его зафиксировала наша камера. Если исходить из вашей логики, его нельзя фотографировать. А что мы потом будем делать? Они, как правило, и нарушают.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Почему нельзя фотографировать? Фотографируйте.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Распространять нельзя, другой разговор.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Хорошо, давайте мы сделаем так, чтобы это не распространялось. Мы говорили об этом. Почему эти данные уходят в общество, почему все должны знать, что у меня есть, как я живу, где я живу?

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Это другая проблема.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Давайте это сделаем сначала, а потом будем говорить с вами о том, что правильно ли показывать лицо.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Анатолий Григорьевич, проблема сохранения персональных данных. Если мы сейчас будем увязывать одно с другим, мы не двинемся вперед.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Хорошо. Что для нас важнее?

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Закон принят, закон надо выполнять.

ВЕДУЩИЙ: Все-таки я хочу понять, я возвращаюсь с упорством. Все-таки, а если отменить эту всю систему доверенности?

Игорь МОРЖАРЕТТО: Мы возвращаемся к базе.

Владимир ФЕДОРОВ: Давным-давно надо отменить.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Давайте не будем торопиться, мои дорогие.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Вот торопиться не надо, конечно.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Давайте Америку посмотрим, давайте посмотрим, с терроризмом, что было и что мы сегодня видим. Я могу сказать, что те правозащитники, с которыми я общаюсь, и вы их знаете, американские, они очень сегодня озабочены тем, как выходить из той ситуации, в которой они оказались в части прав человека, там проверка на месте. Я сам видел.

ВЕДУЩИЙ: Вы проводите параллель, если я правильно понимаю, между отменой, в частности доверенностей, и тем, что правительство Буша сотворило в США. Правильно я понимаю?

Анатолий КУЧЕРЕНА: Не только. Я как пример. Не только это связано с отменой доверенности. Я просто не хочу, чтобы нас совсем ставили в жесткие рамки и чтобы мы ходили строем. Вот этого я точно не хочу.

Владимир КУЗИН: Анатолий Григорьевич, вы поймите, что в нынешнем виде та доверенность, которая существует, в простой письменной форме, она не несет за собой ничего. Любой человек, вот мы с вами сидим, я от вашего имени пишу эту доверенность и не более того. Это ни в коей мере не говорит о том, что мы действительно с вами заключили сделку.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Но мы живем с вами в свободной стране. А есть правоохранительные органы, которые должны заниматься своей работой, а, извините, не нас обременять, чтобы мы ходили и доказывали, и не нас априори подозревать, что мы совершаем преступления либо правонарушения. Вот о чем идет речь и это важный вопрос сегодня в нашей стране.

Владимир КУЗИН: В данной ситуации есть закон, есть Конституция, которая говорит о презумпции невиновности в отношении лиц, совершающих преступление, и есть норма кодекса.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Вот вы сняли форму, вы на улице находитесь, к вам подходят и вас подозревают в чем-то. Вам приятно это будет? Мне, например, неприятно, я хочу жить в свободной стране.

Владимир КУЗИН: Если должностное лицо наделено властными полномочиями, он имеет право спросить у вас документы, нравится или не нравится, вы обязаны это сделать.

Анатолий КУЧЕРЕНА: А почему вы считаете, что у меня должны спрашивать документы? Почему?

Владимир КУЗИН: Для этого должны быть веские основания, с этим я согласен.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Совершенно верно. Только которые указаны в законе. А у нас иногда идет, простите, чес какой-то, надо проверить всех, потому что внешность другая.

Владимир КУЗИН: Мы ушли от темы. В данном случае вас сфотографировали только за превышение скорости, никаких других вам нарушений здесь не предъявлено.

ВЕДУЩИЙ: Еще один вопрос, он раздражает людей, хотя, может быть, он не столь важный. А есть такие номера, которые остаются неприкасаемыми?

Владимир КУЗИН: Для…

ВЕДУЩИЙ: И как вы введете это в камеры, и чтобы камера увидела и закрыла глаза?

Владимир КУЗИН: Владимир Владимирович, такого просто не может быть. Камера считывает все, неважно, красные дипломатические, синие милицейские. Она считывает просто.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Маячок будет под номером специальный, который будет стирать возможности, у депутата или у сенатора.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Это очень демократичная форма, она сработает.

Владимир ФЕДОРОВ: Владимир Владимирович, могу сказать, что лет 10 назад, когда мы вводили первые приборы по идентификации номеров, я как раз, напомню, приехал в Пермь, запустили только установку и сразу нашли две угнанных машины. Одной управлял сотрудник ФСК, тогда еще называлось, второй сотрудник МВД. Обе машины угнаны из Москвы были. Поэтому здесь техника беспристрастна. Другой вопрос, кто и как будет делать выборку, и какие потом меры принимать, это второй вопрос.

ВЕДУЩИЙ: Вообще, скажите, можно ли публично заявить, сидя здесь, что за нарушение правил уличного движения будут штрафоваться и депутаты ГД? Я понимаю, "Скорая помощь", милиция - это все понятно. А вот это?

Владимир КУЗИН: Я еще раз говорю, в карточке зарегистрированного транспортного средства указан собственник транспортного средства, должностное положение его не определено. Поэтому, соответственно, этот документ будет приходить в обязательном порядке этому лицу. Здесь уже реакция этого человека. Если это судья, он неприкосновенен. Он может прийти и заявить, вот мое должностное положение, в отношении него дело прекращается. Если это депутат, то он может быть не привлечен только в судебном порядке. В данной ситуации есть штраф.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Лица, которые имеют особый статус.

Владимир КУЗИН: Совершенно верно. Поэтому они должны об этом заявить, машина этого не выявляет.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Владимир Владимирович, я должен сказать, что сегодня, конечно, отрадно то, что департамент, Виктор Николаевич Кирьянов и его заместители, где-то за год уже мы часто очень встречаемся по этим вопросам и часто обсуждаем те возможные проблемы, которые будут. Это важно, потому что не в тот же день, когда вступил закон в силу, а что мы сегодня в принципе знаем о возможных проблемах, с которыми граждане столкнутся в ближайшее время. Это принципиально важный вопрос. И мне бы хотелось так дальше работать и по другим ведомствам.

Владимир ФЕДОРОВ: Анатолий Георгиевич, нам надо похвалить и мудрого законодателя, который все-таки внес срок введения на целый год, чтобы общество могло...

ВЕДУЩИЙ: У нас осталось немного времени. Я все-таки один вопрос задам, тем более в связи с тем, что происходило в день полуфинального матча нашего с испанцами.

Убирали машины, эвакуировали машины, которые были на Тверской и так далее. Там по этому поводу были разные заявления. Я только хочу спросить. Сказано так, что эти новшества, которые вводятся с 1 июля, коснутся порядка тоже эвакуации неправильно припаркованных автомобилей. Теперь водителям увезенных на штраф-стоянку машин не придется, как сказано, не придется платить за эвакуацию и за первые сутки хранения машины на спецстоянке. В общем, вроде бы это правильно и приятно, но это на самом деле так? Потому что так это стоило много тысяч рублей, забрать машину...

Игорь МОРЖАРЕТТО: Это не стоило ничего в Москве. Это не стоило.

ВЕДУЩИЙ: Не было вымогательства в Москве?

Игорь МОРЖАРЕТТО: Было вымогательство, но юридически это не стоило ничего, в первые сутки за машину ничего не платилось. Единственное, что да, были проблемы, мы о них знаем, были люди, которые пытались деньги взять за то, чтобы вернуть. Это было. Но не платили за первые сутки.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Важно другое. Кстати, нас эта тема тоже очень волнует и мы, когда эти заявления были, мы даже разбирались, и я лично разговаривал с начальником ГИБДД Москвы. Важно другое. Нам очень важно сегодня на самом деле информировать гражданина. Ведь человек выходит и не видит своей машины. Может, он не увидел этот знак, вполне возможно, он нарушил, но давайте информировать, ну хотя бы что-то. Должны какие-то плакаты быть. Я не знаю. Но информация у гражданина должна быть. Отвезли на штраф-стоянку, надо ему сообщить.

ВЕДУЩИЙ: А как вы ему сообщите?

Анатолий КУЧЕРЕНА: А это очень просто. Можно же решить этот вопрос. Та же спецмашина, ГАИ, она же может проезжать, где особенно массовые скопления, и в микрофон говорить: уважаемые автоводители, не ставьте машины здесь, планируется такое-то мероприятие. Я этого практически не вижу. Бывает, когда я вижу, но это редко. Мне кажется, что хотя бы эта форма, она возможна. Как-то использовать телевидение, как-то использовать газеты. Люди не знают. Я понимаю, что незнание не освобождает от ответственности, но давайте мы еще раз подчеркнуто будем относиться к гражданам. Если у нас есть возможность такая, давайте сделаем. Мы готовы в этом помочь и подсказать, как это сделать.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Я хочу поддержать. Во-первых, сейчас у нас изменился порядок и за первые трое суток уже не взыскивается сумма какая-то. Кстати, это ставит под угрозу существование этих коммерческих структур, как таковых. Это отдельная тема, с ней мы в ближайшее время столкнемся, тем более что все большее количество изымается сейчас транспорта и у нетрезвых водителей. Это отдельная тема. Но вот то, что вы сейчас сказали, действительно стресс для человека. Человек выходит, тем более, такая криминальная обстановка с угонами, и он видит, нет машины. В конце концов, можно найти какой-то маркер, буквально на месте накатывать. Это только надо озаботиться этим. Но это будет стоить дороже и тогда надо спрашивать с нерадивого водителя.

А то, что получается? Вот мы сейчас в чем, по сути, с Анатолием Григорьевичем расходимся? В том, что, если исходить из того, что, к примеру, право водителя, то мы сейчас уже по Москве проехать не можем. Каждый пользуется своим правом, встает, где хочет. Ряд правый занят, второй рядом занят. Мое право, я встал, и третий готовы занять. И это право человека. Тогда встает вопрос, а право общества на "Скорую помощь", на пожарных?

Анатолий КУЧЕРЕНА: Но если гражданин циничный, то государство не может быть циничным. Государство должно создать условия.

Владимир ВАСИЛЬЕВ: Анатолий Григорьевич, не циничным, но эффективным. А то мы дошли до того, что проехать по дорогам нельзя.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Информировать надо, профилактикой надо заниматься.

ВЕДУЩИЙ: У нас осталось 50 секунд. Что вы хотели сказать?

Владимир КУЗИН: Я хотел сказать, что, во-первых, эта проблематика на самом деле урегулирована. Первая реакция гражданина, что? Угнали. Куда звонок? 02, в милицию. Так постановление предусматривает тут же информацию о задержанном транспортном средстве в отделение милиции. Поэтому гражданин, если он не просто бегает и ищет машину, а соответствующим образом спрашивает, то ему тоже дадут информацию.

Анатолий КУЧЕРЕНА: Давайте я поставлю свою машину, ее увезут, и мы с вами позвоним в милицию. Давайте так сделаем.

ВЕДУЩИЙ: Давайте сделаем так. Вашу машину увезут, и вы пойдете, и с вас будут все-таки требовать деньги. А вы пойдите с человеком, переодетым в гражданское, пускай он в этот момент покажет это самое дело, и пускай будет известно, что это будет происходить всегда. И тогда тоже это единственный способ борьбы. Попробуйте.

Спасибо вам большое. К сожалению, на этом мы завершаем программу. Я, во-первых, должен вам сказать с некоторой печалью, но и не без радости, что сегодняшняя программа последняя в этом телевизионном году. Программа "Времена" уходит в отпуск на июль и август. Так что мы с вами прощаемся не некоторое время, примерно два с лишним месяца.

Завершаю. Хотелось бы завершить мажорно, но чего-то не очень получается. Вот такая история. В апреле, в мае этого года Левада-Центр, известный очень центр по изучению общественного мнения, провел исследования в 14 крупнейших городах РФ. По условию опроса у респондентов (послушайте внимательно) был среднедушевой доход в семье от 1,5 тысяч евро в Москве, от 1000 евро на каждого члена семьи в Санкт-Петербурге и от 800 евро на каждого члена семьи в других городах.

Причем у этих людей обязательно должно было быть хотя бы неоконченное высшее образование, не ниже, возраст от 24 до 39 лет. То есть речь идет о таком успешном среднем классе. Картинка, в общем, лично мне внушает тревогу. Среди опрошенных 76 процентов - вдумайтесь! - считают, что они не могут защитить себя от произвола властей, почти 65 процентов не уверены, что смогут защитить свои права в суде. Я повторяю, это люди с образованием и с деньгами. Только 13 процентов согласны с тем, что в России наступил период длительной стабильности.

А вот 59 процентов считают, что ситуация может кардинально измениться в любой момент, то есть чувствуют себя неуютно. Более всего вызывают недовольство следующие вещи. Уровень агрессии и преступности - это 59 процентов, коррупции - 54 процента, низкое качество медицинских услуг - 52 процента. Половина этих людей думает о возможности уехать из России навсегда или хотя бы на какое-то время. Причем 75 процентов таких потенциальных эмигрантов моложе 35 лет. Две трети респондентов хотели бы отправить своих детей учиться или работать за границу, а вот одна треть рассматривает возможность отправить детей за границу навсегда. Причины: желание получить больше гарантий стабильности - это 86 процентов, жить в условиях верховенства закона - 79 процентов, возможности избежать произвола властей - это 69 процентов, получить более комфортные условия жизни - 83 процента.

А ведь я повторяю, речь идет не просто о среднем классе, а о высшем слое этого среднего класса. Вот как мне кажется, эти результаты должны стать важным сигналом для российских властей. У меня для этой власти нет рецептов, я к ней не отношусь, не являюсь ее частью. Мое дело, как, наверное, любого журналиста, это обратить внимание и власти, и, разумеется, общественности на те или иные проблемы. Так вот проблема эмигрантских настроений наиболее успешных людей, а в нашей стране, по-моему, проблема кардинальная, без решения которой думать о том, чтобы Россия стала передовой и очень мощной страной, просто-напросто не приходится. Вот такие Времена.

[/spoiler]

Новости партнеров

Кэш:0.44MB/0.00070 sec