О Гудериане

Есть у меня друг, который часто переписывается по электронной почте с довольно узким кругом, куда я, к счастью, вхож. Это люди не тривиальные, с широким кругозором, эрудированные и пристально всматривающиеся в окружающий их мир.

Недавно один из них, назову его А. С., написал моему другу по поводу прочитанных им мемуаров генерала Гудериана, одного из ярчайших военачальников гитлеровского вермахта. Написал, в частности, что книга «потрясает как документальное свидетельство того, как человек больших природных способностей стремится полностью реализовать их в тех обстоятельствах, которые ему послала жизнь… На меня произвело наибольшее впечатление именно это неудержимое желание реализовать свои способности и понимание в сочетании с естественной для выдающегося ума интеллектуальной честностью и честностью перед собой… Я ставлю это понимание ответственности за данные богами способности выше любых оценок его с политической и прочих точек зрения…»

Я, как правило, не участвую в переписке, являясь лишь заинтересованным читателем. Но тут решил вставить свое слово, смысл которого заключался в том, что какими бы способностями ни одарили боги человека, он отвечает за то, как он их реализует. Гудериан, написал я, мог изменить свои обстоятельства, как сделали это, например, Марлен Дитрих и Альберт Эйнштейн. Ответ А. С. последовал немедленно:

«Должен ли человек, осознающий свою нетривиальную предметную одаренность, то есть выдающиеся природные способности в конкретной предметной области, отказаться от возможности их реализовать потому, что у него есть основания полагать, что результаты будут использованы в целях, которые он не приемлет или как минимум не считает очевидно оправданными?

У меня нет однозначного ответа на этот вопрос… Для него (Гудериана. — В. П.) организация наступления в России и взятие Москвы было профессиональным вызовом такого масштаба, какие мало кому выпадают в жизни. Даже если он осознавал бессмысленность и порочность действий… искушение для гениального профессионала в связи с такой задачей, очевидно, настолько колоссально, что не берусь давать ему оценки… Я… не берусь судить конкретного человека гениальной одаренности в конкретных и столь уникальных обстоятельствах… А отношение Эйнштейна и Марлен Дитрих к режиму не было так глубоко завязано на реализацию их личной одаренности. Они могли уехать. Мог ли кадровый наследственный военный Гудериан — не знаю… Мне очень близок подход к понимаю поступков людей с учетом их личных обстоятельств. Ведь каждый живет недолго, и успевает немного, при этом человек слаб. Однако какие-то основные черты человека инвариантны. Пример. В начале 1980-х годов я в Белгороде в краеведческом музее увидел приказ Паулюса. Он командовал армией, которая взяла Белгород, и когда приехал туда, увидел на площади перед обкомом… повешенных командирами передовых частей местных жителей. Приказ тот был — расстрелять этих командиров. Паулюс — такой же профессионал, как Гудериан, и тоже личные качества сильно дискредитированы реальными действиями, но сумма того и другого завязана на обстоятельства жизни и возможность реализовать свой потенциал».

Я ответил, что очень даже понимаю ход его рассуждений. Но каков итог? Я позволил себе процитировать президента Авраама Линкольна (что я уже однажды делал в этой колонке), писавшего: «Я буду делать все, что могу, пока смогу. И если в итоге я окажусь прав, вся критика моих хулителей не будет означать ничего. Но если итог будет не в мою пользу, то хор из десяти ангелов, поющих мне славу, не изменит ровно ничего». Так вот, писал я, итог показал, что Гудериан занимался делом неправедным. На мой взгляд, он свой гениальный дар загубил. Последовал ответ:

«Да, он was proven wrong!… при этом он все-таки успел поймать несколько мгновений ощущения полной реализации… Хотя остаются вечные моральные вопросы, я все-таки на стороне Гудериана. Примкнув к заговору или бежав в Лондон или Москву, он, вероятно, получил бы большую славу и, безусловно, сделался бы положительным героем. Однако он не реализовал бы данного ему воспоминания, и тосковал бы до смерти. Зачем то понимание было дано ему в ситуации, когда он не мог применить его в праведных целях, — это отдельный вопрос без ответа. Для меня важно только то, что это понимание дали ему боги, а не люди…»

В самом деле, необыкновенно интересный вопрос: боги (природа) наградили человека гениальным даром, но обстоятельства сложились так, что он может реализовать его только во зло. Как быть? Отказаться от этого дара, то есть изменить себе, либо реализоваться до конца, не считаясь с последствиями? Гениальный виолончелист Пабло Касальс уехал из франкистской Испании и больше никогда не вернулся на родину: он не мог ей простить принятия фашистского режима. Стал ли он от этого более великим виолончелистом? Герберт фон Караян был гениальным дирижером, который никуда из гитлеровской Германии не уехал и продолжал свою профессиональную деятельность. Стал ли он от этого менее великим дирижером? Гениально одаренная Лени Рифеншталь создала два бессмертных документальных фильма — «Торжество духа» и «Олимпиада», — которые восславили Третий рейх. За это она была наказана Нюрнбергским трибуналом: ей было запрещено до конца жизни снимать документальные фильмы. Ну а если бы она бежала из Германии, так и не сняв эти ленты, было бы лучше?

Когда гениальный дар входит в противоречие с совестью, что берет верх? Да, в итоге оказалось, что Гудериан был не прав, но стал ли он от этого менее великим военачальником? Да, его осудили, но он реализовал свой дар — что важнее? И сколько же можно поставить таких вопросов гениально одаренным людям искусства и науки, живших в СССР и понимавших, что своей реализацией они прославляют преступный режим?

Это нам, людям вовсе не гениальным, легко ответить. Но в том-то и дело, что мы не гениальны.

10 комментариев

  1. «Должен ли человек, осознающий свою нетривиальную предметную одаренность, то есть выдающиеся природные способности в конкретной предметной области, отказаться от возможности их реализовать потому, что у него есть основания полагать, что результаты будут использованы в целях, которые он не приемлет или как минимум не считает очевидно оправданными?

    ========
    Да. Однозначно.

  2. Небольшое замечание.

    Во все времена в истории цивилизации и у всех народов регулярная армия несла в себе очень простой, но главный смысл: она (армия) та часть народа, которая в определенных обстоятельствах обязуется пойти и умереть, для того, чтобы выжила оставшаяся часть народа.

    Для этого люди, поступающие на военную службу по тем или иным обстоятельствам, принимают Присягу, то есть дают клятву своему народу защищать его (народа) интересы и беспрекословно выполнять его волю не считаясь со своей собственной жизнью.

    Присягу принимают под знаменами и «на оружии» и это очень высокое священнодействие у всех цивилизованных народов. У офицеров, то есть у людей выбравших военную службу в качестве своей профессии, верность Присяге возведена в высшую степень чести, и несть числа примерам, когда офицеры предпочитали смерть невозможности следовать Присяге.

    Вот, именно учитывая упомянутое, и можно рассуждать о том, мог или не мог употреблять Гудериан свои профессиональные способности в тех или иных исторических обстоятельствах, в отличие от множества других граждан, не находившихся под Присягой, то есть имевших свободу гражданского выбора.

    И еще. Гитлер пришел к власти совершенно законным парламентским путем, иными словами по воле народа, и народ этот очень скоро задрал правую руку в экстазе приветствия своего любимого фюрера. То есть, когда Гитлер начал отдавать приказы армии, это была именно воля народа, опосредованная через фюрера, которого именно этот народ и выбрал. А Гудериан давал Присягу служить верой и правдой своему народу.

    • Frol Proxoroff

      Гитлер тоже реализовал свой дар..

      Когда гениальный дар входит в противоречие с совестью, что берет верх? Да, в итоге оказалось, что Гудериан был не прав, но стал ли он от этого менее великим военачальником? Да, его осудили, но он реализовал свой дар — что важнее?

      Познер прекрасный журналист, по духу он никогда не был русским и никогда он им не станет.. с таким в разведку не пойдешь и великих побед не будет..такие люди в
      жизни очень хорошо устраиваются. Его воспитывала Америка и в нем это прочно сидит, но в тоже время в какойто мере он полезен там где трудится.

  3. Evgeniy Suslov

    Тут надо разделять предметные области. Война и музыка сильно отличаются.

  4. Георгий

    Все мы философы … только вот философия у нас разная. Любовь к мудрости есть естественное (природное) состояние человека разумного, ибо не даром он сам себя так назвал. Ум нужен человеку чтобы устроиться в жизни наилучшим образом. Такое «устроение» бытия есть дело сугубо индивидуальное и начинается оно с того, что выбирается сама система ценностей и приоритетов, даётся однозначная формулировка понятиям, которые являются определяющими при формировании собственного мировоззрения. Речь идёт о том, что наша идеология – суть наше собственное «творчество», которое отражает наши собственные представления о том, что такое ЖИЗНЬ и каковы её цели и смысл.

    Если мы определяем жизнь как социальное явление, а НЕ способ бытия нашего собственного «Я», то нам очень скоро абсолютно всё становится «понятным». Сам способ бытия белковых тел ничем не отличается от «жизни» других белковых организмов, смыслом существования которых является конкуренция (естественный отбор), в результате которой и выживают наиболее приспособленные особи.

    До сих пор остаются абсолютно неизменными наиболее примитивные из них, бытие которых чаще всего связано с гниением и разложением других форм «жизни». Поэтому для того, чтобы стать таким «приспособленным» к социальному бытию, нам вполне достаточно следовать примитивным программам видового соперничества, где сотрудничество воспринимается как действия в сообществе с себе подобными, такими же паразитами, способными только к растлению.

    Но если мы способны хоть на мгновение задуматься о том, КТО «Я»? ОТКУДА? и ЗАЧЕМ?, то нам скоро становится ясным, что человек – это не есть тело, существование которого изначально связано с плотью, но несть нечто иное, бытийствующее само по себе в рамках тех представлений, которые сформировались в нашем сознании. Наша жизнь и есть бытие этого самого СО знания (души). Т.е. существование моего сознания и есть моя собственная жизнь. Ближе самого меня мне самому у меня никого нет и само бытие (жизнь) моего «Я» и есть единственная существующая для меня ценность.

    Понятно, что бутербродом с колбасой сознание не наполнишь … не наполнят его и мысли о смерти, небытии. Только вне времени, пространства и самобытия моего сознания существует нечто, что не подвержено материальным изменениям и самому течению времени. Это «нечто» — НЕ материально, оно первично по отношению к ЛЮБОМУ бытию и о существовании его знали ещё древние греки. Это мир идей, первичной информации, которая ещё не оформилась в мысль и слово.
     
    Этой информацией оперирует ИНОЕ (не моё) сознание, находящееся ВНЕ нашего (материального) мира, но бытие которого неизменно и соответствует тем внутренним установкам, которые отражают его собственную реальность. В нашем понимании это всемогущая Личность (Бог), способная на творческое воплощение любой идеи, претворяя её в мысль и слово.

    Его бытие и есть ЖИЗНЬ, как некое воплощение идеи самого себя. И вот здесь мы делаем свой собственный выбор той идеи, которой живёт это другое сознание. При всём Своём всемогуществе Его бытие с необходимостью должно быть проявлено, иначе даже сама мысль об этом не пришла нам в голову.

    Мы не способны преобразовать идею в мысль, как не способны и понять по своему произволу саму причину, по которой сотворил Свой «образ и подобие». Никто нам об этом рассказать не может, но мы вольны в своём сознании творить (придумывать) любое основание, на котором выстраивается наше сознание. И если хаос материального (свинского, бессмысленного) бытия нас не устраивает, то мы способны поверить, что есть некая высшая цель нашего личного бытия к воплощению которой и ведёт нас Бог.
     
    Нужно просто поверить, что Бог творит иное разумное существование, чтобы исполнить в видимой Ему Самому форме бытия Своё понимание жизни как обмена отношениями: Любовь – любовь. Эта вера ЕДИНСТВЕННЫМ образом придаёт и смысл нашей жизни: СО бытие (СО участие) с Богом в вечности Его. Жизнь, как реализация Идеи Бог есть Любовь вечна, поскольку ТОЛЬКО такая Идеальная Идея имеет право на вечность.

  5. Таймураз Икаев

    ЦИТАТА: «Гениально одаренная Лени Рифеншталь создала два бессмертных документальных фильма — «Торжество духа» и «Олимпиада», — которые восславили Третий рейх. За это она была наказана Нюрнбергским трибуналом: ей было запрещено до конца жизни снимать документальные фильмы.» ©

    Это не так!
    Её не судили на Нюрнбергском процессе, и она дважды была оправдана в процессе последующей немецкой «люстрации» — денацификации.
    Послевоенные её кинофильмы не удались по причине нехватки денег. Она просто не могла найти финансирование, «благодаря» своей репутации «режиссера нацизма». Но прямого судебного запрета на профессию у нее не было, иначе это противоречило бы фундаментальным демократическим ценностям. Таким, как свобода слова.

  6. Александр Хмелев

    Мораль часто определяется событиями, что нивелирует ее значимость. Если бы Германия победила в войне, то далеко не факт, что Гудериан был бы отрицательным персонажем. Полководцы — вообще организаторы и руководители самых массовых убийств в истории, а им памятники ставят.

    Как сказал классик «добро всегда побеждает зло, поэтому кто победил тот и добрый».

    Мир — он странный.

  7. про Гудериана — вопрос очень интересный но очень этический….также можно сказать и про того-же Гитлера….что он использовал свой потенциал на все 100……но ! …..это того стоило?

    хотя про Гитлера — есть другая сторона — он НЕ использовал свой потенциал на 100% в художественном исс-тве т.е. написании картин. Если бы не ввязался в войну/политику то есть вероятность что стал бы великим художником…

  8. Дмитрий

    Боюсь что вопрос поставлен ВВ не о Гудериане и не вообще, а о Познере. Бывшем Познере во времена прпогандистской юности или чуть позднее, когда он стал осознавоть кто есть что. Если Б дал тебе дар метко стрелять, следует ли применять его стреляя в людей. Полагаю самый мудрый ответ дал Кот Матроскин подарив Шарику фоторужье. Да есть сложные ситуации как с атомной энергией. Но ведь Эйнштейн, несмотря на все его отношение к фашистской Германии прямого участия в проекте Манхеттен не принимал. Всегда есть момент понимания и нет прощения обманывающему себя таланту, если это действительно Талант.

  9. А мог ли вообще Гудериан осознавать бессмысленность и порочность своих действий, если он вкладывал столько сил в самореализацию? Наверное, он чувствовал свою правоту, быть может, даже свой долг перед Третим Рейхом, и именно потому у него был тот огонь, который и вёл его по полям сражений.

    Думаю, то, что творилось в начале-середине 20-го века, можно отлично описать одной английской идиомой: «It’s rain, cats and dogs». И пусть она переводится совсем не так, как кажется на первый взгляд, ощущение сумасшествия и полной неразберихи она передаёт просто замечательно. В те времена действительно не было «правых» и «не правых»: каждый был тем ещё засранцем, только, вот, почему-то в Нюрнберге не рассматривали дела ядерной атаки на Японию или ковровых бомбардировок Дрездена. Навешивать ярлыки стало модным лишь после победы союзников. А если бы союзники проиграли, как думаете, мы бы говорили о Гейнце Вильгельме в таком же ключе? Наверное, всё дело в системе координат — будь она смещена в другую сторону, наше представление об обсуждаемом было бы совсем другим.

Ваш комментарий

Новости партнеров