Как бы…

Как же мы мерзко обращаемся с собственным языком! Быть может, я ощущаю это с особой силой потому, что когда-то вовсе по-русски не говорил. Будучи уже достаточно взрослым человеком, я выучил русский с нуля. Язык, что и говорить, трудный. Для человека, выросшего на английском и французском, в которых нет, например, падежей, русский иногда представляет собой головоломку, лишенную всякой логики. Я уж не говорю о произношении некоторых звуков. Ну, скажем, “ы”. Чтобы выдать этот звук, нужно проделать языком нечто абсолютно акробатическое. Или “щ”. Для того, чтобы справиться с этим звуком, надо уподобиться мчащемуся паровозу. Кстати, нормально выговорить слово “мчащемуся” можно только, закрыв глаза и бросившись как бы (nota bene!) в омут. Продолжая тему “щ”, хотел бы сообщить вам, что любимые нами супы, борщ и щи любимы, в частности, и в Америке, где их названия звучат как “боршт” и... В том-то и дело, что со щами дело обстоит совсем плохо (вероятно, поэтому они все же уступают в популярности “боршту”). Некоторые говорят “ши”, но поскольку это звучит как she (русское “она”), то это приводит порой к недоразумениям и даже к мордобою (“Официант, подайте мне на первое она...”). Иногда говорят “шти”, что приближается по звучанию к русскому слову, но официант, как правило, не понимает — то ли вы сплюнули, то ли чихнули.

Словом, я долго и кропотливо изучал русский язык и с гордостью заявляю, что постиг его — понятно, не в полной мере, поскольку язык неисчерпаем — и поэтому особенно обостренно воспринимаю то, как плохо сегодня говорят русские люди на родном языке. Любопытно, что зачастую хуже всех говорят так называемые патриоты. Например, числительные ими (да и не только ими) не склоняются: “Около пятьсот человек...”. Это, так сказать, простой случай. Если же речь идет о сложном числительном — скажем, о 3 999 623, то можно такое услышать, что уши вянут (для порядка: о трех миллионах девятистах девяноста девяти тысячах шестистах двадцати трех). Потом есть слово “довлеть”. Видимо, многим кажется, что это однокоренное слово с глаголом “давить”. “Над ним довлел груз ответственности”. А ведь “довлеть над” ну никак нельзя.

Я уж не говорю о том, как из уст самого разного калибра персонажей вылетают перлы вроде “играет значение” и “имеет роль”. И я вообще начинаю терять рассудок, когда слышу: “Это показывает о том, что...”.

Если говорить серьезно, то, как мне кажется, когда народ начинает коверкать собственный язык, когда с трибун, с экрана звучит ублюдочный волапюк, это дурной признак. Я всегда считал, что ничего не выражает сути народа так, как язык. Думаю, что отношение народа к своему языку тоже есть показатель чего-то важного.

В связи с этим я и вспомнил вездесущее “как бы”.

Прислушайтесь: все вокруг, о чем бы ни шел разговор, постоянно говорят “как бы”. “Ну, мы как бы договорились...”, “У нас как бы возник спор...”, “Он как бы пошел...” и так далее до бесконечности. Понимаю, вы скажете: ну, Владимир Владимирович, это “как бы” — слово-паразит вроде “ну” и “значит”, не надо судить так строго.

А я и не сужу. Я обижаюсь за такое отношение к русскому языку. И еще я огорчаюсь, потому что подозреваю, что “как бы” не просто выражение-паразит, а отражение общего состояния нашей страны, нас самих.

Что я имею в виду? Извольте.

Президент у нас как бы выполняет свои функции.

Государственная дума как бы радеет о благополучии страны.

Вооруженные силы как бы соответствуют своему назначению.

Министерство внутренних дел как бы борется с преступностью.

Средства массовой информации нас как бы информируют.

Хотите еще? Пожалуйста!

Мы с вами как бы работаем.

Наши дети как бы учатся.

Наши чиновники как бы соблюдают законы.

Мы как бы выполняем свой общественный долг...

Я преувеличиваю, как бы сгущаю краски? Если и так, то чуть-чуть. Ведь если присмотреться, то почти все в нашем обществе делается “как бы”, то есть не в самом деле, а так, вроде. Впрочем, не всё. Уж если воруют, то не как бы, а как следует. И если держатся за власть, то тоже самым серьезным и недвусмысленным образом.

Вот так-то. Я много думал над тем, как бороться с этим, и меня осенила конгениальная идея: если мы всем миром навалимся на это чертово “как бы” и искореним его из нашей речи (за исключением тех случаев, когда это выражение к месту), то, быть может, и жить начнем по-другому? Понимаете мою мысль? Изгнав “как бы” из своего лексикона, мы сами и все вокруг станут все делать не как бы, а на самом деле. Может быть, это и должно стать нашей национальной идеей: “ДОЛОЙ "КАК БЫ"!”?

Владимир Познер (октябрь 1999 года)

Регистрируйтесь на сайте проекта "Голос" и задайте свой вопрос Владимиру Познеру


15 комментариев

  1. Alyona Titova

    Довлеть — господствовать, тяготеть над кем-либо или над чем-либо ◆ Значит, над ним довлеет какая-то тайная сила, какая-то тайная партия.С. М. Степняк-Кравчинский, «Россия под властью царей», 1886 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Да, люди искали всевозможные варианты выхода, и те, у кого здравый смысл, наблюдательность и способность к самостоятельному мышлению перевешивали навыки, привитые догматическим воспитанием, те, над кем не довлела почти мистическая сила «формулировок», иногда находили этот выход. Е. С. Гинзбург, «Крутой маршрут», 1967 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

    “довлеть над” как бы можно

    • Да,меня тоже это удивило.Если не «над»,то тогда как употреблять?

    • Вы, похоже, неверно поняли ответ г. Познера. 🙂 Он пишет, что над человеком довлеть что-то может, а наоборот — нет. 😉

      • А откуда такая интерпретация, что имелось в виду «наоборот -нет»? Сказано буквально следующее:\“Над ним довлел груз ответственности”. А ведь “довлеть над” ну никак нельзя.\ — здесь нет никакого уточнения, что нельзя только «наоборот».

    • Я тоже не поняла, в чем возражение — «довлеть над» это в том же логическом ряду, что «нависать над» — а давить совсем иное, и тогда «давить на».

  2. Ольга Иванова

    А «близлежайший», которым грешат малограмотные журналисты? А таковых у нас пруд пруди.

  3. Я не приводила примеров — в том числе и «довления человеком над кем-либо». Да и у Познера примера такого употребления не нашла.

  4. Кстати, еще «перл», который режет слух «нежели, чем». Не напоминает масло масленое? Кто-то один сказал, другие подхватили…. Этот оборот просто давит своей неграмотностью.

    Насчет «довлеть» могу сказать одно: в современном мире, как и в современных словарях, теперь допустимым считается говорить, что кофе — оно, в брак вступают брачующиеся, смешное «усвояемые» звучит теперь не только в диалоге о кроликах, но и по первому каналу в новостях, а юристы рассматривают договора….. тоска да и только…. я юрист, меня коробит, когда заходит кто-то из сотрудников и говорит: где у вас тут договора лежат теперь? Отвечаю: договоры лежат на втором столе. Реакция — 0. А меня саму аж трясет. Отдельное спасибо Дворцу Бракосочетания №1 г. Москвы — Грибоедовскому — в их лексиконе не появилось ужасное «брачующиеся» и мы стали в июне просто супругами, молодоженами. А это ужасное слово звучит, как «бракованные», а авто-проверка грамматики подчеркивает его, как ошибку.

    • ДоговорА — это профессиональный жаргон юристов, как и дОбыча — горняков (таких примеров множество). Пока не перекочевали в обыденную речь, в профессиональной «резервации» они существовать могут.

  5. это потому, что мы все привыкли и нам слух уже не режет. Конечно, язык — форма живая и подверженная изменениям. Немного выше я привела несколько нововведений, которые меня крайне разочаровали.
    Но язык меняют его носители и хотелось бы, чтобы он развивался, был красивым, звучным и красноречиво говорил о нас — тех людях, для которых он родной. А пока он деградирует и поколение от 25 и младше уже говорит на каком-то «суржике», производном от русского и компьютерного английского. Да и мат очень плотно поселился в нем, как будто это стало нормой — беседовать на языке матерной брани. Очень тоскливо и то, что все, обсуждавшие и обсуждающие стать, заострили внимание на конкретном слове, но ведь важен смысл — язык мутирует в монстра

    • Внимание заострили на последнем слове именно потому, что оно и вызвало «недоумение, переходящее в возражение» 🙂 — а со всем остальным, значит, в статье согласны.

  6. \Когда наши большие писатели возьмут его на вооружение, оно станет литературным.\ — судя по ссылкам, приведенным у Natalie Jur и Alyona Titova , не самые крупные, но писатели использовали «довлеть над» еще в конце 19-го века. Язык — живой организм, и в наши дни первое значение уже часто воспринимается, да иногда и отмечается как «устар.». Не случайно приведенные примеры «правильного использования» адресуются к «церковной» лексике.
    Более того, почти уверена, что произнеси в наши дни: «беда тому, кто не умеет сам себя довлеть» — и догадки будут самые разные, но только не те, на которые указывает словарь: удовлетворять.

  7. \Выучить язык как родной в зрелом возрасте невозможно. Он исключительно хорошо овладел русским языком. У него бесспорный талант к языкам. Но каких-то мелких проколов избежать невозможно\
    — пожалуй, не соглашусь с такой интерпретацией. Если бы некто стал изучать русский в наши дни, погрузившись в языковую среду (как это происходило у Познера), а не по учебникам (как многие из нас изучали иностранные языки — с очень «правильными» оборотами), то первым было бы значение «довлеть над», по распространенности.
    Вероятно, в те годы, когда Познер был секретарем Маршака, первое значение слова «довлеть» в устной речи еще бытовало — а не отмечалось как «устар.»

  8. Ничего страшного — тем более, что у нас похожая точка зрения.

  9. Может быть, кто-либо из присутствующих или Админ поделится секретом ( или алгоритмом :-), по какому критерию «всплывают» к обсуждению статьи из «колонки В.В. Познера» — вот и эта от 1999-го года, есть и на «Вспомнить все», а обсуждение «свежее».

Ваш комментарий

Новости партнеров

Кэш:0.19MB/0.00088 sec